О Латвии, Каспарове и прошлом

Четверг, 12.12.2013 22:37

В последнее время начало происходить что-то странное, мне постоянно напоминают об одном и том же человеке и об одних и тех же событиях, сейчас уже более чем пятнадцатилетней давности. И хотя моя жизнь давно уже протекает в других измерениях, с другими эмоциональными процессами, люди нет, да и находят возможность вытащить эти позорные страницы наружу, да еще и вывернув наизнанку в очередной раз все факты, показывая тем самым свою короткую память. Кажется, приходится высказываться снова, хоть я не делал этого уже почти десять лет. "Спасибо" гроссмейстеру Геннадию Тунику, он же "echo2011" в комментариях чесс-ньюз.

Мой рассказ, наверное, покажется скучным, но раз уж поднимаю вопрос, то не хочется упускать деталей.

10 октября этого года мне позвонила депутат Латвийского парламента гроссмейстер Дана Рейзниеце, сообщила о том, что есть идеи предоставить Гарри Каспарову латвийское гражданство, и спросила, мол, не буду ли я против. В тот момент я находился на пути в Родос, где собирался участвовать в Еврокубке, поэтому ответил односложно, типа, какое тут слово у гражданина Испании, ведь речь не идет о переходе Каспарова в Латвийскую шахматную федерацию.

Но тема на этом не закрылась. Прошло две с половиной недели, и мне снова раздался телефонный звонок, теперь уже от малознакомых мне журналистов. Мой похожий короткий ответ имел печальные последствия - в интернете появился фактически сфабрикованный материал - http://www.mixnews.lv/ru/exclusive/news/2013-11-05/136325, в котором были использованы цитаты из интервью, взятого у меня задолго до разговора с Даной, и поэтому не имевшего к теме Каспарова никакого отношения.

Тем не менее, "А" сказано, хоть и не мной, пора переходить ко второй букве алфавита. Как я отношусь к возможности предоставления Гарри Каспарову латвийского гражданства "за особые заслуги перед страной"?

Наверное, как и любого простого разумного человека, меня больше всего удивила сама формулировка. Можно ли считать заслугами несколько выступлений Каспарова на турнирах в Латвии? (К слову, турнир в Риге в 1995 году и мое в нем неучастие прямо повлияли на мое решение стать "испанцем"). Ну, и можно ли считать заслугой то, как Каспаров и его на тот момент организация "WCC" обошлись в 1998 году с прошлым и будущим лидером латвийских шахмат?

К теме гражданства я еще вернусь, а сейчас нужно понять, что произошло в 1998-2000 годах. Вроде бы и стараюсь не вспоминать, но когда вижу, например, высказывание гроссмейстера Михаила Красенкова "Мне кажется, ничего плохого не случится, если Каспаров станет президентом ФИДЕ: он на редкость достойный человек и одно из величайших имен в истории шахмат" (www.chesspro.ru/interview/krasenkow_interview), то становится как-то не по себе. Как бы снова не началась игра без правил. А тут еще и Геннадий Туник со своими комментариями...

В общем, публикую краткую хронику событий.

В марте 1998-го, по окончании турнира в Линаресе, в котором я занял второе место, опередив Каспарова и Крамника, Луис Рентеро, возглавлявший "Мировой шахматный совет" совместно с Каспаровым, пригласил меня играть матч с Крамником в Казорле (недалеко от Линареса) в мае 1998 года.

После Линареса я поехал в Монако (там я разделил 1-2 места с Крамником, опередив Ананда и других), где во время турнира обсудил с Крамником вопросы, связанные с матчем, и выслал факсом Луису Рентеро подписанный контракт. Позже оригинал контракта был подписан также Луисом Рентеро уже в Казорле.

Мне удалось неплохо подготовиться к матчу (я привлек четырех секундантов и в общей сложности вложил около 50 тысяч Евро в переводе на сегодняшнюю валюту) и в итоге одержать победу над Владимиром Крамником. В соответствии с контрактом, Владимир должен был получить 30 миллионов песет (180 тысяч Евро), из них половину сразу после Казорлы и другую половину в момент матча Каспарова со мной, в котором должно было разыгрываться 300 миллионов песет, с гарантией в 100 миллионов для меня в случае поражения. При этом контракт также предусматривал компенсацию для меня в 30 миллионов песет в случае срыва моего матча с Каспаровым.

Когда закончился мой матч с Крамником, на закрытие приехал представитель правительства Андалусии и заверил, что с моим матчем с Каспаровым всё в порядке, и что он должен состояться осенью в Севилье, были названы конкретные даты. Однако тут возникла первая заморочка - до сих пор не было финальной подписи от президента Андалусии. Мне было обещано, что подпись появится на днях, и я потихоньку начал подготовку к матчу. Некоторые анализы, сделанные летом 1998 года, я успешно использовал в 2012-м.

В июле 1998-го я все еще не видел подписи президента Андалусии, но на контракте само собой стояла подпись Рентеро, с которым я был на постоянной телефонной связи. В какой-то момент я заподозрил неладное и потребовал прояснения ситуации. Наконец, в августе Рентеро не выдержал и признался, что матч в Севилье срывается, после чего мне было немедленно предложено сыграть в США с фондом... 600 тысяч долларов, 400 победителю и 200 проигравшему.

Я сразу сказал, что могу согласиться на эти условия только если получу причитающиеся мне 30 миллионов песет за матч с Крамником, потому что 200 тысяч никак недостаточно для двух матчей цикла первенства мира, учитывая расходы на подготовку и секундантов. В этот момент Рентеро сказал фразу о том, что он, если хочет, может "съесть контракт", после чего я, само собой, прекратил с ним всякое общение, но был по-прежнему на связи с Оуэном Вильямсом (менеджером Каспарова) и Вильямом Виртом, входящим в "WCC".

Первые несколько дней казалось, что переговоры идут нормально, речь уже шла о фонде в миллион долларов, который якобы был гарантирован в Калифорнии, и который меня устраивал. Oставалось только решить вопрос распределения: я считал, что, учитывая матч с Крамником, разумный вариант 600-400, Вильямс почему-то настаивал на 650-350, но это обсуждение шло одновременно с обсуждением ряда других деталей (сроки, и т. д.). И тут вдруг мне сообщают, что калифорнийцы срывают матч, и надо искать новых спонсоров на миллион долларов. Понятно было, что сразу их не найдешь, но мне, естественно, казалось, что вопрос еще можно решить.

Проходит совсем немного времени, и я вдруг узнаю, что Каспаров предпочитает играть с Анандом, а не со мной, и, мол, я сам виноват, что Калифорния дала отбой. Это при том, что никаких документов от Калифорнии (не считая изначального предложения призового фонда в 600 тысяч) я вообще не видел!

Так я был лишен своих спортивных и финансовых прав, не получив на тот момент никакой компенсации за победу в матче с Крамником. Такого не случалось ни до, ни после. Никто не организовывал, например, матч Ананд - Карлсен вместо матча Ананд - Гельфанд в 2012 году.

Само собой, я могу рассказать и о том, как Каспаров боялся моих возможных успехов в 1999-2000 годах, как организовывался матч Каспаров - Крамник... То есть Крамник забрал сначала приз проигравшего в Казорле, потом приз победителя, да и еще цинично заявил, что если бы мое окружение вело себя получше, то они с Каспаровым заплатили бы мне компенсацию, а так - шиш... О неудачном суде против Каспарова и Рентеро, который стоил мне еще 30 тысяч Евро, и т. д.

Но, наверное, хватит. В жизни, на самом деле, не так трудно пережить даже самые неприятные обман и надувательство, если вовремя поменяешь приоритеты. Я думаю, мне это вполне удалось сделать, но это уже личное.

В заключение, как и обещал, еще немного о латвийском гражданстве Каспарова. Как я понимаю, вопрос может решиться в этом месяце. Формально, конечно, как я уже говорил, дело гражданина Испании - сторона. Но все-таки речь идет о стране, в которой я родился и вырос, в которой живу сейчас и которую люблю.

Заявления Каспарова (не шахматные) создают впечатление, что он хочет иметь дело с Латвией девяностых годов, и которая сделала меня "испанцем", но никак не нынешней. Сейчас подавляющий процент людей хотят мирного сосуществования с соседями, в том числе и с Россией. Но еще остаются ультра-националисты в политике, сеющие смуту. На совести которых отъезд сотен тысяч семей из Латвии в те же девяностые. Я хорошо знаю, чего стоило моему поколению русских людей Латвии утвердиться в жизни, которая тогда фактически только начиналась. И вот именно эти (слава богу уже немногочисленные) силы в Латвии больше всего хотят сделать Каспарова гражданином этой страны. И в этом контексте невинный процесс - в конце концов, мое личное мнение, что иметь два гражданства в наши дни абсолютно нормально - становится немного грустным.


  


Смотрите также...