Михаил Бродский: "У нас в команде нет разгула демократии"

Время публикации: 21.11.2013 07:40 | Последнее обновление: 27.11.2013 08:05
Аудио: 

You may need: Adobe Flash Player.

Запись прямого эфира: 20.11.2013, 21.00. 

Е.СУРОВ: 21.01 московское время, у микрофона Евгений Суров. Прямой эфир Chess-News, спасибо всем, кто слушает. И вместе со мной на связи Михаил Бродский. Михаил, приветствую!

М.БРОДСКИЙ: Здравствуйте.

Е.СУРОВ: И примите поздравления с великолепным успехом, с дублем!

М.БРОДСКИЙ: Спасибо.

Е.СУРОВ: Мне кажется, что можно начать прямо с вопроса, который пришел на наш сайт от слушателя Кямиля Аскерова: «Верили ли вы, что возьмете золото в чемпионате?».

М.БРОДСКИЙ: Конечно, верили, надеялись. Но я думаю, что такие же надежды питали еще несколько команд.

Е.СУРОВ: Чем же вы отличились от тех, кто питал такие же надежды?

М.БРОДСКИЙ: Я не знаю. Мы хорошо сделали свое дело. Это у них надо спросить, чего им не хватило.

Е.СУРОВ: А что лично вы вкладываете в понятие «хорошо сделали дело»?

М.БРОДСКИЙ: Выложились на сто процентов, может, даже немножко больше. Использовали все свои шансы. Плюс госпожа Удача была на нашей стороне. Трудно объяснить, почему одна команда выигрывает, а другая не выигрывает.

Е.СУРОВ: По-моему, еще труднее объяснить, почему одна команда выигрывает второй турнир подряд. Что же все-таки такое произошло со сборной? Ведь несколько лет до этого команда не блистала, и я думаю, что вы с этим согласитесь.

М.БРОДСКИЙ: Не совсем так. Команда и до этого что-то выигрывала.

Е.СУРОВ: Это безусловно. Но в последнее время…

М.БРОДСКИЙ: В 2011 году произошла смена тренера сборной. Сначала мы немножко привыкали друг к другу, и первый турнир – чемпионат Европы в Порто Карасе в Греции – мы провели действительно ниже своих возможностей и заняли только четвертое место. А следующий чемпионат мира в Мардине мы играли в несколько ослабленном составе – так сложилось, что Катя Лагно не смогла за нас сыграть. Но мы все равно до конца боролись за призовые места, нам не хватило буквально пол-очка, так что там все было уже получше. А потом как-то сработались.

Е.СУРОВ: Сработались, да. Понадобилось время на притирку?

М.БРОДСКИЙ: Конечно.

Е.СУРОВ: Вы считаете, что сейчас у вас хорошие отношения с коллективом?

М.БРОДСКИЙ: Мне кажется, что да. Я на это надеюсь. Но надо еще и коллектив спросить.

Е.СУРОВ: Но вы понимаете девочек? А они вас понимают?

М.БРОДСКИЙ: Я пытаюсь их понимать. Не знаю, насколько они меня понимают, но у нас хорошие отношения.

Е.СУРОВ: Если не секрет: как у вас проходят собрания перед каждой партией? Что на них разбирается, какие планы строятся, какие разговоры ведутся?

М.БРОДСКИЙ: Я не буду раскрывать всех секретов.

Е.СУРОВ: Ну хотя бы несколько.

М.БРОДСКИЙ: Тренер определяет состав. Не могу сказать, что у нас разгул демократии. Такого нет.

Е.СУРОВ: По-вашему, это правильная система?

М.БРОДСКИЙ: Понятно, что если у кого-то есть какие-то серьезные основания – кто-то приболел, еще какие-то причины, – то, конечно, они принимаются во внимание. Я всегда интересуюсь самочувствием игроков и так далее. Но решение все равно принимает тренер.

Е.СУРОВ: А бывает такое, что кто-то совсем не хочет играть по каким-то причинам – скажем, «не та соперница»?

М.БРОДСКИЙ: Не знаю. У нас все профессионалы, и если команде надо, и тренер принял решение, то… Не знаю, я не сталкивался с такими проблемами.

Е.СУРОВ: Да, пока что даже зацепиться не за что. Ну хоть какие-то проблемы в команде есть?

М.БРОДСКИЙ: У нас все чудесно. Проблем как таковых у нас, к счастью, нет. Бывает, что кто-то не в форме, кто-то играет лучше, кто-то хуже, у кого-то действительно предстоит сильный соперник, с которым не складывается игра, – но это обычные рабочие проблемы.

Е.СУРОВ: Еще один вопрос с сайта от Геннадия про взаимоотношения: «Какой микроклимат в команде?».

М.БРОДСКИЙ: Хороший.

Е.СУРОВ: «Бывают ли игроки недовольны распределением мест по доскам?»

М.БРОДСКИЙ: Нет. Даже если мы возьмем последний чемпионат мира, когда я принял решение, посоветовавшись с игроками и прежде всего с Аней Ушениной, которая на тот момент была чемпионкой мира, о том, что Аня будет играть на второй доске, а Катя – на первой. Это было воспринято с пониманием, за что я девочкам очень благодарен. Хотя, конечно, в принципе чемпионка мира могла бы настоять и играть на первой доске. Но я считал, что для команд будет полезен именно такой порядок досок и, судя по результату, угадал.

Е.СУРОВ: Вы внимательно следили за матчем в Китае с участием Анны Ушениной?

М.БРОДСКИЙ: Да, конечно.

Е.СУРОВ: И каковы у вас впечатления? Что не получилось?

М.БРОДСКИЙ: Не знаю, я же не был на том матче. Но ясно, что что-то не получилось. Я считал, что Хоу Ифань все-таки была фавориткой, но думал, что борьба будет очень упорной. А получилось, к сожалению, не так. Что-то не сложилось. Не знаю, что. Трудно сказать. Это надо быть внутри процесса.

Е.СУРОВ: А если вернуться к тому вопросу, с которого мы сегодня начали, но в отношении этого матча: верили в победу украинской шахматистки в матче на первенство мира?

М.БРОДСКИЙ: Верил. Надеялся и верил. Единственное, что все-таки смущало, – место проведения. Потому что было понятно, что китайцы дома сделают все возможное, чтобы выиграть этот матч.

Е.СУРОВ: Может быть, не надо было соглашаться?

М.БРОДСКИЙ: Не знаю. Может быть, не было другого предложения? Я не участвовал в процессе переговоров, поэтому мне трудно сказать, какие были возможности. Может, и не было никаких.

Е.СУРОВ: Вы с Анной Ушениной из одного города родом?

М.БРОДСКИЙ: Нет, родом мы из разных городов, но живем в одном – в Харькове.

Е.СУРОВ: У нас в прямом эфире уже немало побывало шахматистов из Харькова. И остается только удивляться, почему же в Харькове живет так много талантов (и рождается в том числе), а город не славится какими-то шахматными традициями.

М.БРОДСКИЙ: Нет, традициями как раз славится.

Е.СУРОВ: Ну, скажем так: не славится развитием шахмат в нынешний период времени.

М.БРОДСКИЙ: Да, с этим можно согласиться. Из Харькова много сильных шахматистов. А вот с организаторами и, скажем так, покровителями из среды власть предержащих похуже.

Е.СУРОВ: Какие-то переговоры ведутся, чтобы улучшить ситуацию? Есть же какое-то городское шахматное руководство?

М.БРОДСКИЙ: А что вы имеете в виду конкретно? О чем переговоры?

Е.СУРОВ: Ну, хотя бы об усилении финансирования местных шахматистов.

М.БРОДСКИЙ: Насколько я знаю, определенная работа постоянно ведется. Плюс – у нас очень активный президент областной шахматной федерации, Гусаров Сергей Николаевич, который тоже помогает и финансирует первенства области и другие мероприятия. То есть какие-то усилия предпринимаются. Единственное, у нас есть системная проблема – несколько лет назад у нас закрылся центральный шахматный клуб, и никак не удается открыть его или что-то вместо него. Это да! Тут мы слышали много обещаний от городских властей, но пока…

Е.СУРОВ: В частности, об этом вопрос, который нам прислал на сайт Сергей Михайлович – насколько я понимаю, житель Харькова: «На какой стадии сейчас проект создания городского шахматного клуба?».

М.БРОДСКИЙ: Я знаю примерно столько же, сколько и он. Я просто в СМИ читал, что были обещания мэра о том, что вопрос будет решен в ближайшее время. Но эти обещания были уже довольно давно – как мне помнится, в самом начале этого года. Пока лично я никаких сдвигов не вижу. Может, где-то они и есть, в бюрократических кабинетах, но на поверхность их пока не вынесло.

Е.СУРОВ: «Какой вы видите роль современного центрального шахматного клуба в крупном городе?». Видимо, имеется в виду прежде всего Харьков.

М.БРОДСКИЙ: Главное, где этот клуб расположен. Но вообще это место, где все шахматисты, от мала до велика, могут встречаться, общаться, играть в шахматы. В общем, это роль серьезная. Потому что я вспоминаю, что когда он был, то многие нынешние гроссмейстеры нельзя сказать, чтобы прямо выросли в его стенах, но регулярно его посещали, проводили там соревнования, разнообразные турниры выходного дня и так далее. В основном, по быстрым шахматам. Я имею в виду, в частности, Моисеенко, Эльянова, Голощапова и других наших ведущих шахматистов. Да и старшее поколение… Покойный ныне Владимир Андреевич Савон не гнушался участвовать в этих соревнованиях. Ну и я там играл регулярно. Призы-то там всегда были копеечные, но сама атмосфера была какая-то… Да и вообще это уже вошло в привычку – периодически по воскресеньям играть там какие-то турниры. А потом, когда клуб закрылся, все постепенно сошло на нет, потому что негде стало встречаться любителям шахмат, причем любителям всех уровней – и профессионалам, и непрофессионалам. Так что, конечно, это очень нужное место было бы.

Е.СУРОВ: А в Харькове вообще много любителей шахмат?

М.БРОДСКИЙ: По крайней мере, пока все это функционировало, мне казалось, что вполне достаточно. Сейчас есть небольшой клуб – ну как клуб? Бывший начальник метрополитена выделил небольшой участок на одной из станций метро, и там любители встречаются, в основном, в зимнее время, потому что на улице не сильно поиграешь. Там стоит несколько шахматных столиков, несколько комплектов шахмат. Это все на одной из центральных станций метро, в центре города. Это в какой-то степени заменяет центральный шахматный клуб, но всего процентов на десять.

Е.СУРОВ: Михаил, я не знаю, знаете вы или нет, но у нас периодически на сайте проводится такая игра: я спрашиваю своего гостя, какую музыку он хотел бы послушать в эфире. И, может быть, к концу эфира мы подберем и поставим специально для вас что-нибудь ваше любимое. Что вы хотите послушать?

М.БРОДСКИЙ: Я очень люблю песни Владимира Высоцкого.

Е.СУРОВ: Хорошо, найдем Владимира Высоцкого. А с чем связана ваша любовь к его творчеству? Это с детства как-то заложилось?

М.БРОДСКИЙ: Так сложилось с детства. Я как раз рос в то время, когда Высоцкий был на пике популярности. Ну и плюс мой тренер Александр Наумович Вайсман его очень любил и любит. Слава богу, он жив и здоров!

Е.СУРОВ: Ага, вот и роль тренера, оказывается, велика. А от вас как от тренера подобные вещи переходят кому-то? Не только дебютные варианты, но и что-то такое…

М.БРОДСКИЙ: Я не знаю. Мы же общаемся не только за шахматной доской, но и вне ее, поэтому, может быть, что-то и переходит.

Е.СУРОВ: А с кем вы больше всего дружны из команды?

М.БРОДСКИЙ: Из команды у меня со всеми прекрасные отношения, мне не хотелось бы кого-то выделять.

Е.СУРОВ: Вопрос, который, конечно же, напрашивается. Команда уже несколько лет играет практически в одном составе. В этом есть и плюсы, и минусы, согласитесь. Думаете ли вы о каком-то омоложении команды?

М.БРОДСКИЙ: Конечно, думаю. Но пока у нас, к сожалению, с резервом туго. Мы не можем похвастаться наличием таких звездочек, как Саша Горячкина. У нас есть пара девочек, которые могут при соответствующей работе со временем выйти на уровень сборной. Но им еще придется потрудиться. Так что пока… Да, это, конечно, плюс, но это и минус, потому что всегда приятно иметь длинную скамейку в любом виде спорта. Мало ли что, всякое бывает. Кто-то уйдет, не дай бог, по каким-то причинам, например, заболеет. Дошло до того, что Инне Гапоненко пришлось через три месяца после рождения двойняшек ехать на Всемирную шахматную олимпиаду. Это все-таки серьезное испытание. Вот ребята у нас имеют практически двойной состав. Сейчас одна команда поехала на чемпионат Европы, и планировалось, что на чемпионат мира поедут просто другие пять игроков. В итоге не сложилось, потому что не смогли поехать Паша Эльянов и Руслан Пономарев, но планировалось именно так.

Е.СУРОВ: А Иванчук, видимо, поедет?

М.БРОДСКИЙ: Иванчук, Коробов, Криворучко, Моисеенко и Арещенко. Это без порядка досок, я просто всех перечислил.

Е.СУРОВ: Понятно. И как же руководство украинских шахмат – если вы об этом знаете – пытается решить проблему женской команды, проблему отсутствия резерва?

М.БРОДСКИЙ: Как-то пытается. Но тут проблема больше государственная. Это нужно вкладывать деньги именно в развитие детских и юношеских шахмат на уровне ДЮСШ, клубов и так далее. Федерация может работать уже с более или менее состоявшимися шахматистами. Важно, чтобы основание пирамиды было широкое, а это уже забота государства в большей степени. У нас с этим, к сожалению, не очень хорошо.

Е.СУРОВ: Но это не вводит вас в какой-то пессимизм?

М.БРОДСКИЙ: Нет.

Е.СУРОВ: Ну вот пройдет еще пять-десять лет – и с кем будете играть?

М.БРОДСКИЙ: Я вообще такой человек, который  пытается решать проблемы по мере их поступления. Я вижу проблему, но я же сказал, что сейчас у нас есть пара потенциальных игроков сборной.

Е.СУРОВ: А имена их не назовете?

М.БРОДСКИЙ: Могу назвать. Опять же, до уровня сборной им еще очень далеко, но если брать по потенциалу, то это, наверное, Юля Осьмак из Киева. Ей 15 лет, но кое-какие успехи у нее уже есть. Маша Танцюра – она сейчас учится в Харькове, но вообще она из Крыма. Правда, ей уже 17 лет, и у нее немножко мало времени, ей уже нужно делать рывок. И еще есть девочки.

Е.СУРОВ: Скажите, а Украинская федерация перед поездкой на турнир требовала от вас открыто результата, как это часто требует от своих игроков Российская федерация?

М.БРОДСКИЙ: Мы, конечно, обсуждаем цели и задачи.

Е.СУРОВ: Но давление какое-то присутствует?

М.БРОДСКИЙ: Мы всегда боремся за первую тройку.

Е.СУРОВ: То есть если вы попадаете в первую тройку, то, независимо от места, это всегда считается хорошим результатом?

М.БРОДСКИЙ: В общем, да. На моей памяти, когда я уже работал, мы два раза не попали, но ничего трагического не произошло. Спорт есть спорт, и президент федерации относится к этому с пониманием.

Е.СУРОВ: А премиальные есть за победу?

М.БРОДСКИЙ: Я не хотел бы обсуждать этот вопрос, тем более в прямом эфире. Могу только сказать, что с приходом нового президента Федерации в 2010 году Виктора Владимировича Капустина ситуация улучшилась.

Е.СУРОВ: Понятно. Вопрос на сайте задает неподписавшийся человек. Я обычно такие вопросы не цитирую, но, с другой стороны, вопрос напрашивается: «Если ли шансы, что старшая Музычук вернется в Украинскую федерацию?».

М.БРОДСКИЙ: Очень бы этого хотелось!

Е.СУРОВ: Кстати, о резервах, да?

М.БРОДСКИЙ: Это да, это был бы колоссальный резерв и усиление сборной.

Е.СУРОВ: Но все-таки «очень хотелось бы» и «есть шансы» – это разные вещи. А есть какие-то реальные предпосылки к этому? Я помню, что пару лет назад слухи об этом шли. Но после как-то прекратились.

М.БРОДСКИЙ: Насколько я знаю, определенные усилия в этом направлении предпринимаются. А насколько они будут успешными… Либо будет результат, либо его не будет. Но с нашей стороны заинтересованность, безусловно, есть.

Е.СУРОВ: Читаю еще вопрос с сайта: «Можно ли надеяться, что у нынешнего состава команды сохранится стимул продолжать победные традиции, с учетом того, что все возможное уже выиграно?».

М.БРОДСКИЙ: Во-первых, не все выиграли все возможное. Например, Маша Музычук и я еще не выигрывали Всемирную шахматную олимпиаду, а очень хотелось бы.

Е.СУРОВ: И для вас сейчас это будет главная цель – подготовка к Олимпиаде?

М.БРОДСКИЙ: Все Олимпиады – это главные турниры цикла, даже главнее чемпионата мира и чемпионата Европы. Так сложилось. Хотя я, например, считаю, что чемпионат Европы в чем-то тяжелее, там более плотный состав. Правда, нет Китая, Индии и США из топовых команд. Но, конечно, подготовка к Олимпиаде – наш приоритет. Впрочем, как и у российской сборной, у грузинской, у китайской и у всех остальных. Я думаю, что особенно будут стараться китаянки – они никак не могут выиграть Всемирную шахматную олимпиаду. Я уже и не помню, когда они выигрывали в последний раз.

Е.СУРОВ: Хотелось бы задать вам еще вот какой вопрос. Не знаю, насколько он корректный, но, может быть, вы имеете свое мнение. Если по большому счету, то какая сборная сейчас сильнее в мире? Естественно, женская.

М.БРОДСКИЙ: Если брать те составы, которые есть на сегодняшний день, то мне кажется, что китаянки – если они в своем лучшем составе и в лучшей форме – фавориты. Но, кстати, не очень большие.

Е.СУРОВ: Еще читатели сайта просят вас выделить лучшую, на ваш взгляд, партию игроков сборной Украины на последнем турнире – имеется в виду, видимо, женская сборная и на этом чемпионате.

М.БРОДСКИЙ: Во-первых, я еще подробно не анализировал, а во-вторых, мне трудно отделить отдельную партию от командного результата. Все они мне дороги и многие мне тяжело дались, поэтому затрудняюсь ответить. Я сегодня думал над этим вопросом, но не могу на него ответить.

Е.СУРОВ: Насколько я следил за вами, вы, как правило, во время туров стоите и смотрите на партии практически с непроницаемым лицом. Но как гроссмейстер вы, естественно, понимаете, какие ошибки делают ваши подопечные. Вы сильно переживаете? Все-таки это женские шахматы, а мы все хорошо знаем…

М.БРОДСКИЙ: Я очень сильно переживаю! И насчет непроницаемого лица – по-моему, вы мне польстили.

Е.СУРОВ: Да?

М.БРОДСКИЙ: Мне так кажется. Но если это действительно так, то это очень хорошо. Потому что у капитана и должно быть непроницаемое лицо, чтобы соперницы, не дай бог, на нем что-нибудь не прочли.

Е.СУРОВ: Тем более, что вы стоите лицом к соперницам.

М.БРОДСКИЙ: Да.

Е.СУРОВ: А есть у вас еще какие-нибудь хитрости, как помочь своим шахматисткам во время партии? Я имею в виду, конечно, легальные.

М.БРОДСКИЙ: Есть хитрости, но я же их не буду раскрывать. Иначе о них все узнают, и они уже не будут работать.

Е.СУРОВ: Видимо, другим тренерам стоит об этом подумать, иначе украинские шахматистки еще и Олимпиаду тоже выиграют.

М.БРОДСКИЙ: Я думаю, что у других тренеров тоже есть свои хитрости.  Мы, конечно, будем бороться на Олимпиаде, но сборная России уже два раза подряд выигрывала этот турнир.

Е.СУРОВ: А как там говорится, «бог троицу любит»?

М.БРОДСКИЙ: Да. А до этого трижды выигрывала чемпионат Европы. Мы попытаемся, чтобы в данном случае третий раз не состоялся. Но посмотрим. Сборная России очень сильна, несмотря на потерю своих двух лидеров. Она как-то сумела это пережить, в состав влились новые игроки, которые очень неплохо…

Е.СУРОВ: Сборную России вы тоже относите к фаворитам Олимпиады?

М.БРОДСКИЙ: Конечно, а как же! Вообще на всех турнирах обычно она фаворит. Правда, на чемпионате Европы еще Польша здорово выступает. А вообще, мне кажется, что эта команда всегда играет выше своего индивидуального рейтинга. Когда они играют индивидуально, они играют слабее, чем за команду. Командный дух у них очень силен. Пожалуй, это женский вариант сборной Армении.

Е.СУРОВ: Но, между прочим, польская сборная, по-моему, добивается бόльших успехов, чем женская сборная Армении.

М.БРОДСКИЙ: Нет-нет, я имею в виду не женскую сборную Армении, а мужскую. Женская сборная Польши – это вариант мужской сборной Армении, только в женских шахматах. Индивидуально игроки, может быть, ниже по рейтингу, но зато в команде играют очень здорово.

Е.СУРОВ: А украинскую женскую сборную можете сравнить с какой-нибудь мужской сборной?

М.БРОДСКИЙ: Не знаю… Нет, не могу.

Е.СУРОВ: А как вы считаете, у вашей команды есть какой-то свой почерк?

М.БРОДСКИЙ: Да, есть почерк. Мы обычно тяжело раскачиваемся, можем проиграть слабой команде, но зато потом обыграть сильную.                       

Е.СУРОВ: Это, скорее русская традиция – долго запрягать, но зато быстро ехать.

М.БРОДСКИЙ: Ну, мы же почти братья и сестры. В общем, ментально близкие народы.

Е.СУРОВ: Я вас просто провоцирую на политкорректные заявления в эфире Chess-News.

М.БРОДСКИЙ: Но это так и есть. Большинство игроков сборной Украины в прекрасных отношениях с игроками сборной России, и тренеры дружат. На площадке мы, конечно, непримиримые соперники, но за ее пределами у нас вполне дружеские отношения.

Е.СУРОВ: А есть ли какая-то сборная – можете не называть, если не хотите, – с которой у вас самые принципиальные счеты, и на матч с которой вы настраиваетесь по-особому?

М.БРОДСКИЙ: Сборная России. Это наш самый трудный соперник.

Е.СУРОВ: Хорошо, сменим тему. Вы сейчас, конечно же, следите за матчем на первенство мира?

М.БРОДСКИЙ: Да, конечно.

Е.СУРОВ: Каковы ваши впечатления? Вы думаете, что матч уже окончен?

М.БРОДСКИЙ: Я думаю, да. Завтра у Ананда последний шанс попытаться переломить исход матча. В конце концов, какая разница: проиграть в десяти партиях или в одиннадцати? По-моему, пока он не поставил ни одной проблемы Карлсену.

Е.СУРОВ: Если бы вы были его тренером, какой совет вы бы ему сейчас дали?

М.БРОДСКИЙ: Он и сам все прекрасно понимает, что уж там. Столько лет в элите, такая блестящая карьера… Видимо, ему трудно сейчас себя заставить идти на большую игру. Но он должен попытаться играть белыми предельно агрессивно. Понятно, что в спокойных позициях, в эндшпилях… Ему же надо две партии выиграть! Как он может это сделать против Карлсена? Какой-то острый миттельшпиль, какие-то суперзаготовки, сразу прижать к канатам. Но это он и сам прекрасно понимает. Вопрос в том, есть ли у него энергия на это?

Е.СУРОВ: Первый вопрос: есть ли у него энергия. А второй вопрос: есть ли у него в принципе мотивация? Потому что есть мнение, что он уже просто смирился с результатом. Более того, есть мнение, что он с этим смирился еще до начала матча.

М.БРОДСКИЙ: До начала матча он все-таки серьезно готовился, напрягался, он даже похудел на десять килограммов, мог бы сразу почивать на лаврах. Не знаю, мне кажется, что до матча он все-таки собирался дать бой, а потом… Может быть, то, что он не выиграл в третьей партии черными, где у него был перевес?.. У него было преимущество, единственный раз в матче у него был какой-то шанс на победу, он им не воспользовался, а дальше все как-то пошло под диктовку Магнуса. Сейчас уже трудно поверить, что Ананд сможет… И партий мало осталось, да и ничто не предвещает.

Е.СУРОВ: Опять же, если вернуться к вопросу, с которого мы начинали, видимо, здесь вы уже ответите «нет».

М.БРОДСКИЙ: А с какого вопроса мы начинали?

Е.СУРОВ: «Верите ли?..».

М.БРОДСКИЙ: Нет, не верю. В то, что Ананд отыграется, не верю.

Е.СУРОВ: Скажите, пожалуйста, считаете ли вы нынешнюю систему розыгрыша звания чемпиона мира оптимальной? Я прежде всего имею в виду матч из двенадцати партий.

М.БРОДСКИЙ: У мужчин или у женщин?

Е.СУРОВ: Они разные, но вы ответьте и для мужчин, и для женщин.

М.БРОДСКИЙ: Скажем так, это зависит от убеждений. Я считаю, что мужская система в целом неплохая. Единственное, что меня немножко коробит, так это комплектование турнира претендентов и серия Гран-При. Потому что в серию Гран-При вообще невозможно попасть по спортивному принципу, в нее просто нет отбора.

Е.СУРОВ: А кто-то вам скажет, что рейтинг – это тоже спортивный принцип. Хотя в Гран-При участвуют и какие-то странные игроки не только по рейтингу.

М.БРОДСКИЙ: Хорошо. Но, во-первых, шесть человек – это номинанты «Агона», которого вообще не существует, и двенадцать человек по рейтингу. Это вообще как-то многовато. Тем более ведь парадоксальная ситуация: разница среднего рейтинга в пару пунктов может привести к тому, что один человек два года играет в хороших турнирах, а другой просто сидит дома и сосет лапу.

Е.СУРОВ: Это правда.

М.БРОДСКИЙ: Я вообще считаю, что спортивный принцип должен быть приоритетным. Рейтинг нельзя ставить во главу угла. Да, где-то он необходим, но полностью исключать спортивный отбор – это, конечно, безобразие, на мой взгляд. Кстати, и турнир претендентов тоже. Почему бы его не сделать весь по отбору? Почему нужно кого-то допускать в турнир претендентов по рейтингу?

Е.СУРОВ: Я бы хотел видеть лица Крамника и Ароняна, слушающих сейчас наш эфир.

М.БРОДСКИЙ: Ради бога. Могу повторить им это лично. Ни в коем случае ничего не имею против Крамника и Ароняна, я очень их уважаю и преклоняюсь перед ними как перед великими шахматистами. Но, например, Карпов, Спасский и прочие проходили отбор, и ничего страшного. Между прочим, Спасский, насколько я помню, дважды отбор не прошел.

Е.СУРОВ: Да. Не знаю насчет «дважды», но то, что он не проходил, это точно.

М.БРОДСКИЙ: Дважды. Один раз он проиграл решающую партию Штейну, а второй раз Талю. При том, что он уже тогда входил в десятку лучших шахматистов мира, он даже в межзональник не мог выйти, потому что не проходил отбор. И кстати, если бы Гран-При и турнир претендентов комплектовались по отбору, то это бы решило проблему того, что часть шахматистов бесконечно играет в супертурнирах и потом отказывается от этапов Гран-При из того, что они перегружены соревнованиями. А так бы просто играли другие шахматисты, и это решило бы проблему, хотя бы отчасти. Крамник, кстати, доказал, что он прекрасно может проходить отбор. Да и Аронян в свое время попадал по отбору – он же играл в серии Гран-При. Так что не вижу в этом ничего страшного.

Е.СУРОВ: Видимо, по поводу женской системы можно сказать то же самое насчет Гран-При? Там ведь примерно по той же схеме проходит отбор.

М.БРОДСКИЙ: Нет, мне кажется, там как-то более справедливо. По крайней мере, полуфиналисты чемпионата мира там играют, насколько я знаю. По-моему, там восемь человек по рейтингу, четверо – победительницы чемпионата мира и шесть человек – представители городов. В этом все-таки больше логики. То есть можно спорить, восемь ли должно быть по рейтингу или четыре, но это уже вопрос вкуса. Все-таки какой-то спортивный принцип там присутствует.

Е.СУРОВ: А сама система Гран-При не кажется ли вам затянутой серией? Представим себе такую ситуацию, что прошел полностью справедливый спортивный отбор, набрали шестнадцать человек, и они в течение двух лет играют турниры. За эти два года расклад сил давно поменялся, а они все играют и играют.

М.БРОДСКИЙ: А что вы предлагаете взамен? Есть какие-то конкретные предложения?

Е.СУРОВ: Мы сейчас не будем говорить, какие конкретные предложения есть у меня, я бы, наверное, мог что-то предложить. Но мне интересно ваше мнение.

М.БРОДСКИЙ: Мне кажется, что система вполне адекватна. Кстати, мне не очень нравится, что у женщин одна система, а у мужчин другая. Это как-то странно, что в одном и том же виде спорта две разные системы. Если у женщин активно критикуют то, что слишком велик фактор случайности, может быть такое, например, что если Хоу Ифань не выиграет серию Гран-При – а она может и не выиграть, потому что Конеру там разрывает сетку турнира, – и вылетит на каком-то этапе…

Е.СУРОВ: …то она просто потеряет звание, не имея возможности защитить его.

М.БРОДСКИЙ: Правильно. То есть женскую систему мы критикуем за то, что слишком велик элемент случайности. А мужскую систему мы критикуем за то, что у чемпионов слишком большие привилегии, что Ананд может почивать на лаврах, не показывая никаких значимых результатов в турнирах. То есть нужно как-то определиться: или одно, или другое.

Е.СУРОВ: Перекос идет в две крайности.

М.БРОДСКИЙ: В женской системе абсолютная демократия: чемпионка вообще не имеет никаких привилегий. Мне кажется, это не проблема. Лично мне эта система нравится больше. Кому-то больше нравится другая система. Так давайте определимся уже, чего мы хотим, и унифицируем это все, чтобы и у мужчин, и у женщин была одинаковая система. Кстати, я считаю, что система Гран-При для женщин критически важна, потому что очень мало женских турниров в принципе, их практически нет. Для мужчин это все-таки не так принципиально, а для женщин это очень принципиально. Наконец-то элита женских шахмат получила хоть какой-то гарантированный кусок хлеба. Поэтому я как человек пристрастный в данном вопросе, двумя руками «за» серию Гран-При. Может быть, надо больше мест дать именно на отбор, на чемпионат мира, чтобы больше людей могло прорваться в эту серию.

Е.СУРОВ: Скажите, а вы свои взгляды о том, хороша или нет система, или что-то другое, как-то где-то озвучиваете, кроме, допустим, сегодняшнего вечера?

М.БРОДСКИЙ: Честно говоря, нет. Разве что в частных беседах. От меня все равно ничего не зависит, я не участвую в принятии решений, поэтому какой же смысл об этом говорить? Я что, в ФИДЕ буду письма писать?

Е.СУРОВ: Например, в АШП. Как вы относитесь к АШП?

М.БРОДСКИЙ: К АШП я отношусь с уважением как к организации, которая пытается что-то сделать. У них, конечно, далеко не все получается, даже можно сказать, что многое не получается. Но они, тем не менее, пытаются.

Е.СУРОВ: А вы не являетесь членом этой организации?

М.БРОДСКИЙ: Являюсь.

Е.СУРОВ: Понятно. На сайте задают вопрос: «А вы уверены в том, что похудеть на десять килограммов до матча – это плюс?».

М.БРОДСКИЙ: Не знаю, не пробовал. Мне бы тоже не повредило похудеть килограммов на десять как минимум, поэтому, может быть, скоро я смогу ответить на этот вопрос: насколько это благотворно влияет на шахматную игру.

Е.СУРОВ: А своим подопечным вы не советуете похудеть перед турниром?

М.БРОДСКИЙ: Как вы себе представляете: я буду женщинам давать советы такого плана? Это не то чтобы не тактично, это уже вообще за гранью. Они все прекрасно выглядят.

Е.СУРОВ: Правильно, я не спорю. Украинские шахматистки вообще все прекрасно выглядят.

М.БРОДСКИЙ: Согласен.

Е.СУРОВ: А какие нешахматные методы подготовки у вас существуют?

М.БРОДСКИЙ: На самом деле, важное значение имеет и физическая подготовка, и морально-психологический климат, когда надо просто пойти погулять, подышать воздухом, посмотреть окрестности. Кстати, в Варшаве мы жили в прекрасном месте, недалеко был Старый город, можно было прогуляться, посмотреть на архитектурные шедевры, просто погулять – там недалеко был парк. Я думаю, что все это только на пользу.

Е.СУРОВ: Вы гуляете вместе с командой?

М.БРОДСКИЙ: Стараемся. Если у кого-то есть желание прогуляться в одиночестве, то это, конечно, его право. Но вообще стараемся как-то вместе и кушать, и гулять.

Е.СУРОВ: Я просто постоянно наблюдаю в мужской сборной, как Иванчук все-таки отделен от команды. В женской такого нет?

М.БРОДСКИЙ: Ну, Вася такой человек… К гению нельзя подходить с обычными мерками. Ну и потом он немножко другого поколения, он значительно старше всех своих коллег по сборной. И плюс – он человек очень своеобразный, поэтому ему, наверное, не всегда комфортно с ними.

Е.СУРОВ: Сейчас, наверное, Станиславский переворачивается в гробу, но я хочу вам задать еще один вопрос: верите ли вы в то, что гений Василий Иванчук еще проявит себя в борьбе за шахматную корону?

М.БРОДСКИЙ: В том, что он еще проявит себя, я уверен. А вот насчет шахматной короны у меня, честно говоря, сомнения. Все-таки уже лучшие годы позади, мне кажется. То есть в то, что он станет чемпионом мира, я не верю.

Е.СУРОВ: Жалко, что такой шахматист остался без короны?

М.БРОДСКИЙ: Наверное, жалко. Хотя, с другой стороны, многие выдающиеся шахматисты остались без короны. Достаточно вспомнить Кереса, Корчного, Бронштейна, Шлехтера, Рубинштейна и так далее. Корона одна, чемпионов мало, а претендентов все-таки больше. Среди них встречаются и гениальные.

Е.СУРОВ: Зато Пономарев Руслан стал!

М.БРОДСКИЙ: Да, он стал. Но Руслан, кстати, очень целеустремленный человек. По крайней мере, когда стал, он был более целеустремленным, чем Василий.

Е.СУРОВ: В этом, наверное, и заключалась разница?

М.БРОДСКИЙ: Мне кажется, что да. Но опять же, это все впечатления зрителя, который многого не знает, поэтому ощущения довольно поверхностные. Трудно сказать. Я знаю, что в том матче Вася был, конечно, фаворитом – если вы о том матче, где Пономарев стал чемпионом мира. Вася был фаворитом, но Пономарев очень серьезно готовился, даже Топалова привлек к подготовке. И матч провел лучше.

Е.СУРОВ: А вы не имеете планов возглавить мужскую сборную?

М.БРОДСКИЙ: Честно говоря, мне комфортно в женской. И как я могу иметь какие-то планы, если Саша Сулыпа работает, и работает, на мой взгляд, хорошо.

Е.СУРОВ: Вы с ним контактируете?

М.БРОДСКИЙ: Конечно, почему бы и нет?

Е.СУРОВ: А как гроссмейстер, вы еще продолжаете свою игровую карьеру?

М.БРОДСКИЙ: В смысле, поигрываю ли я в турнирах? С большим удовольствием, и собираюсь делать это и впредь. Во-первых, потому что мне это нравится. А во-вторых, я считаю, что если человек полностью сосредотачивается на тренерской работе, то он немножко теряет чувство реальности. Тебе кажется, что ты все знаешь, все понимаешь, а твои подопечные такие-сякие, ничего не соображают. А когда сам попробуешь сыграть, то как-то оно становится более адекватно.

Е.СУРОВ: Да, трудно не согласиться.

Сейчас мы готовим запустить в эфир песню Выскоцкого. Поскольку мы не спросили у вас, какую лучше, то сами выбрали. Сразу намекаю: она связана с Украиной. А вот как именно связана…

М.БРОДСКИЙ: «Москва – Одесса»?

Е.СУРОВ: Ну вот... С вами неинтересно, вы сразу выдаете все секреты.

М.БРОДСКИЙ: Я просто не мог вспомнить другую песню, напрямую связанную с Украиной.

Е.СУРОВ: Вот и я не смог.

М.БРОДСКИЙ: Это хорошая песня, с удовольствием ее послушаю.

Е.СУРОВ: А пока песня готовится, скажите мне, стиль какого шахматиста вам больше всего импонирует? Из ныне играющих и, я бы даже сказал, из ведущих.

М.БРОДСКИЙ: Сейчас я подумаю немножко. Если честно, то когда Крамник в хорошей форме, то, пожалуй, он.

Е.СУРОВ: Бытует мнение, и я его слышал не от одного человека, что лучшая форма Крамника – это сейчас, последние несколько лет.

М.БРОДСКИЙ: Почему же? Просто сейчас все уже забыли, как он играл в молодости, совершенно феерически. Одна партия с Каспаровым в 1996 году, где он пожертвовал интуитивно фигуру черными и потом разорвал великого чемпиона, чего стоит! Он просто себя немножко «засушил» перед матчем с Каспаровым, на мой взгляд. И это было правильное решение. Просто последствия пришлось долго преодолевать. А сейчас у него такая гармония творчества, он может играть в любом стиле! И атаковать, и защищаться, и маневрировать, и эндшпиль, и дебют, и все, что угодно!

Е.СУРОВ: Опять же, если Крамник нас сейчас слушает, то я просто захотел его напоследок порадовать, чтобы мы уж его сильно не обижали.

М.БРОДСКИЙ: А что его обижать? Я думаю, что он еще покажет себя, в том числе, в ближайшем турнире претендентов.

Е.СУРОВ: Как вы думаете, в нем сыграет Ананд?

М.БРОДСКИЙ: Я думаю, что сыграет, а почему бы и нет? А вы думаете, он откажется?

Е.СУРОВ: Я бы не исключал такой возможности.

М.БРОДСКИЙ: Конечно, все может быть. Может быть, ему уже настолько разонравится напрягаться, что он действительно откажется. Но я не помню, чтобы Ананд отказывался от каких-то соревнований. По-моему, он, наоборот, играет подряд все, что предложат.

Е.СУРОВ: Ну, посмотрим.

М.БРОДСКИЙ: А если Ананд откажется, то кто займет его место? Какой гипотетический вариант?

Е.СУРОВ: Я боюсь, это вопрос не ко мне.

М.БРОДСКИЙ: Вот и я не знаю ответа на него.

Е.СУРОВ: Я подозреваю, что никто не знает. Или, по крайней мере, никто, кроме руководства… нынешних шахмат – и я посмотрел сейчас куда-то очень высоко, на Ченнайское небо.

М.БРОДСКИЙ: И даже они, может быть, еще не знают, потому что такой вариант даже не обсуждается. Надо матч закончить. Понятно, что Карлсен уже на девяносто процентов победитель, но все-таки надо еще закончить матч.

Е.СУРОВ: Давайте так, ваше последнее слово: как вы думаете, сколько партий еще продлится матч?

М.БРОДСКИЙ: Я думаю, что если Ананд рискнет, то две. А если нет, то три.

Е.СУРОВ: То есть в матче будет либо десять, либо одиннадцать партий?

М.БРОДСКИЙ: Да.

Е.СУРОВ: Спасибо! В прямом эфире был Михаил Бродский – главный тренер женской сборной Украины, которая в этом году выиграла всё.

М.БРОДСКИЙ: Спасибо.


  


Смотрите также...

  • Е.СУРОВ: Михаил Бродский, главный тренер женской сборной Украины вместе со мной на связи. Добрый вечер, Михаил.

    М.БРОДСКИЙ: Добрый вечер, Евгений.

    Е.СУРОВ: Я так понимаю, ничего не изменилось – вы руководите женской сборной и будете руководить ею на предстоящей Олимпиаде?

    М.БРОДСКИЙ: Да, вроде всё по-прежнему.

  • Е.СУРОВ: Мы на Родосе, Элина Даниелян вместе со мной. Для меня лично сегодня интересный день в плане интервью: не так давно я общался с Петром Свидлером, а теперь вот с Элиной Даниелян... Вы еще не понимаете, к чему я клоню?

    Э.ДАНИЕЛЯН: Я уже поняла ход ваших мыслей.

    Е.СУРОВ: Кстати, с Петром мы об этом не говорили вообще.

  • Е.СУРОВ: 21.04 московское время, прямой эфир Chess-News. Вот мы наконец дождались – на прямой связи Легница, наш корреспондент Мария Боярд и гроссмейстер из Украины – уже второй гроссмейстер из Украины на сегодня – Александр Арещенко, который завершил свою партию. Александр, слышно ли нас?

    А.АРЕЩЕНКО: Да, добрый вечер!

    Е.СУРОВ: Добрый вечер. Правильно ли я понимаю, что ваша партия на первой доске с Романовым завершилась вничью?

  • Е.СУРОВ: Анна Ушенина, чемпионка мира теперь уже и в команде. Каковы ваши ощущения сейчас? Что ощущаете как «двукратная» чемпионка мира?

    А.УШЕНИНА: Я бы не сказала, что «двукратная». Мы раньше и на Олимпиаде первое место занимали, и становились призерами на чемпионатах мира и Европы, поэтому выигрыш этого турнира не стал большой неожиданностью. Но, конечно, приятно выиграть чемпионат мира и в команде.

  • Е.СУРОВ: Мы на открытии «Аэрофлота», которое уже закончилось. Алиса Галлямова, которая будет играть в «Аэрофлоте», рядом со мной. Алиса, вы теперь перешли на быстрые шахматы и блиц?

    А.ГАЛЛЯМОВА: Пока на быстрые. Во-первых, это отнимает не столько энергии, не так много дней, поэтому это интересно. Я решила приехать поиграть, увидеть знакомых, пообщаться. 

  • (по телефону)

    Е.СУРОВ: Сегодня завершилась Высшая лига. Ваши впечатления от турнира?

    И.ЛЕВИТОВ: Ну какие впечатления? Мне кажется, получился хороший турнир. Все боролись, у всех до конца сохранялась мотивация. Так что все нормально. Единственное – меня как-то семисотники разочаровали.

    Е.СУРОВ: Да, это правда.

  • Длительность: 2 мин. 38 сек.

    Е.СУРОВ: Шахрияр Мамедъяров, победитель турнира по блицу в Сочи. Сложно было победить?

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Вы знаете, после первого дня я думал, что все будет не так сложно, потому что играл интересно. Думаю, что сегодня я играл лучше, чем вчера, как ни странно.

    Е.СУРОВ: Правда?

  • Е.СУРОВ: Владимир Крамник здесь, в Ханты-Мансийске, как и все остальные гроссмейстеры. Скажите, Владимир, сейчас многие шахматисты пользуются Твиттером, Фейсбуком, и благодаря этому мы кое-что знаем о них: как они готовились к турниру, где они были (один тут, другой там), кто когда приехал. А о вас мы не знаем ничего. Вы можете, не раскрывая больших секретов, все же рассказать, когда вы приехали, как и где готовились к турниру?

  • Главный тренер женской сборной Украины Михаил Бродский прокомментировал возвращение Анны Музычук в украинскую шахматную федерацию:

  • Это экспресс-интервью состоялось перед церемонией закрытия Кубка мира в Тбилиси.

    Е.СУРОВ: Левон, я вас поздравляю!

    Л.АРОНЯН: Спасибо.

    Е.СУРОВ: Скажите, пожалуйста, когда вы были больше счастливы: сегодня или несколько дней назад, когда выиграли у Вашье-Лаграва?