Анатолий Карпов: "По отношению к шахматистам Фишер был корректным"

Время публикации: 12.09.2013 00:06 | Последнее обновление: 12.09.2013 00:07

В ходе интервью на радио "Голос России" Анатолий Карпов ответил, в частности, на вопросы о Роберте Фишере и Викторе Корчном.

"Фишер по отношению к шахматистам был человеком корректным. Он мог ругаться с организаторами, мог с ними спорить, отстаивать права, и во многом был прав, скажем, по условиям соревнований. Ясно, что когда вы 5-6 часов сидите и буквально пожираете взглядом шахматную доску, освещение доски должно быть соответствующим, ясно, что должны быть стандартные фигуры. А до Фишера не очень-то это понимали, играли разными фигурами. Ясно, что на доске не должно быть теней, потому что глаза устают. И многое другое, что объективно отстаивал Фишер. Отстаивал для себя, но фактически устанавливал стандарты соревнований самого высокого уровня.

- А то, что он опаздывал на партии, творчеству его соперников не мешало?

- Кому как. Мне было все равно. Ну опаздывает и опаздывает. А в чем проблема? Он сокращает свое время. Ты же готов. Одно дело, если в спринте вы замешкались и потеряли секунду, то все - вы готовы. А в шахматах вы настраиваетесь на игру в течение семи часов. Но человек пришел на пять минут позже. Какая проблема? Я настроен на игру, на борьбу в течение всех семи часов."

* * *

"С Корчным у меня были разные стадии общения. Шахматист он необычный. Я думаю, что в истории шахмат такого шахматиста, как Корчной, не было ни по стилю, ни по дерзости. Хотя, когда он со мной играл, он несколько поменялся, а когда был помоложе, мог взять самую отравленную пешку и долго защищаться, считая, что его усердия и усилий хватит для того, чтобы защитить тяжелейшую позицию, а потом эту лишнюю пешку использовать и победить.

Корчной внес свой вклад. Если бы я не вырос так быстро, не прогрессировал, то Корчной, может быть, стал бы чемпионом мира. В свое время Корчной сделал заявление, что он-де принадлежит к обыгранному Фишером поколению. Но новую жизнь в него вдохнуло поведение самого Фишера. Когда стало ясно, что Фишер уходит из шахмат, играть не будет, Корчной воспрянул духом.

На тот момент он уже опередил всех сверстников, с которыми боролся всю жизнь, - Петросяна, Спасского, Таля. Но на его несчастье появился я, и по-человечески можно понять его расстройство, что в тот момент, когда он понял, что может все-таки стать чемпионом мира, ситуация сложилась так, что вырос молодой шахматист, который оказался сильнее Корчного. И эта личная травма, неблагоприятная психологическая ситуация и предопределила многие конфликтные ситуации во время матчей".
 


  


Смотрите также...