Саломе Мелия: "Успела достичь результата до рождения второго ребенка"

Время публикации: 21.08.2013 03:52 | Последнее обновление: 21.08.2013 22:48
Аудио: 

You may need: Adobe Flash Player.

Е.СУРОВ: Тбилиси, август. Саломе Мелия, вице-чемпионка Европы вместе со мной сейчас, я её приветствую и поздравляю с успехом на чемпионате Европы.

С.МЕЛИЯ: Добрый день, спасибо за поздравление.

Е.СУРОВ: Скажи, пожалуйста, как так получилось? В чем, на твой взгляд, основная причина успеха?

С.МЕЛИЯ: Я думаю, когда работаешь, это всегда рано или поздно принесет плоды. И я очень рада, что та работа, которую я делала до турнира, не пропала, и я смогла взять медаль, которую двенадцать лет уже ждем в Грузии.

Е.СУРОВ: Двенадцать – потому, что в 2000-м году, по-моему…

С.МЕЛИЯ: В 2001-м Арахамия взяла третье место и в 2000-м третье-четвертое Майя разделила.

Е.СУРОВ: Да, и с тех пор медалей не было.

С.МЕЛИЯ: Да. Почему-то чемпионат Европы был непреодолимым препятствием для грузинок. В то время как в остальных соревнованиях – и в Гран-При, и в командных – наши брали медали много раз. Но именно на Евро никак не получалось. Все время в последних турах оставались без медалей. Поэтому я очень рада: моя победа важна не только для меня, но и для шахматной истории Грузии.

Е.СУРОВ: Судя по всему, оценили твой успех, скажем так, наверху. Сделали прием в министерстве спорта…

С.МЕЛИЯ: Да, у нас была встреча в Тбилиси и в Батуми. Я родом из Батуми, поэтому в Аджарии меня тоже поздравляли. Если честно говорить, мы работаем со многими тренерами, и это не пропадает. Но в данном случае большую роль сыграла уверенность, которую я приобрела во время работы с тренером до турнира и на самом турнире. В общей сложности примерно месяц занятий получился. Поставили теорию, и мне не надо было тратить много энергии во время подготовки к партиям. Это еще было важно в моем положении: все-таки не совсем легко играть вдвоем. Сейчас уже все знают, что я жду второго ребенка. Поэтому сохранять энергию было очень важно для меня.

Е.СУРОВ: Сразу несколько вопросов возникают. Не могу не спросить, конечно, кто этот тренер, с которым вы так усердно занимались и который поставил дебют?

С.МЕЛИЯ: Это, может быть, необязательно говорить. Не так важно это сейчас и для него, и для меня. Главное, что наши занятия не прошли даром. Не то чтобы мне кто-то запрещал говорить…

Е.СУРОВ: Но ты не скажешь?

С.МЕЛИЯ: Я думаю, это необязательно сейчас.

Е.СУРОВ: А вот беременность, все-таки, больше помогала или мешала? Понятно, женский организм индивидуален – кому-то помогает, кому-то мешает…  

С.МЕЛИЯ: В этой конкретной ситуации многое зависит от того, какая стадия идет и как человек себя чувствует. Если бы во время турнира я много занималась, то, наверное, беременность мешала бы. Но в моем случае – не мешала, и она спокойно за всем этим наблюдала. Теперь, когда родится, посмотрим, какое первое слово скажет.

Е.СУРОВ: А когда родится?

С.МЕЛИЯ: В декабре жду.

Е.СУРОВ: И я знаю, что ты собираешься играть командный чемпионат Европы, который будет в ноябре.

С.МЕЛИЯ: Да, но я не хочу сейчас заранее утверждать – сыграю или не сыграю. Я член команды и готовлюсь, как и все. Потом посмотрим.  

Е.СУРОВ: Раз уж заговорили о детях, не могу не спросить, как поживает твоя первая дочка.

С.МЕЛИЯ: Дай бог, сейчас с ней все в порядке. В Берлине её уже два раза оперировали, идет восстановление, и возможно достичь нормального состояния здоровья. Два раза ей сделали операцию без крови, и примерно через полгода должны будут сделать третью, уже хирургическую. И надеюсь, что после этого ситуация будет стабильная, и она сможет спокойно и нормально жить, как мы все. Врачи говорят, что все должно стабилизироваться после третьей операции.

Е.СУРОВ: Как её зовут?

С.МЕЛИЯ: Кетеван.

Е.СУРОВ: Какая она? Веселая? Что ей нравится больше?

С.МЕЛИЯ: Она очень веселая. Кто меня знает – похожа на меня, всегда улыбается. Растет хорошо, что очень важно при ее болезни. То в Тбилиси, то в Батуми. Посмотрим еще, как сестру примет. Дай бог, чтобы третья операция прошла хорошо, а потом уже в повседневной жизни никогда не знаешь, что произойдет.

Е.СУРОВ: Я так понимаю, что ты обитаешь и в Тбилиси, и в Батуми. Где больше?

С.МЕЛИЯ: Больше все-таки в Тбилиси. Уже много лет как я переехала сюда из-за шахмат. Когда доходишь до какого-то уровня, надо жить в Тбилиси, чтобы заниматься – здесь возможностей больше, чем в Батуми.

Е.СУРОВ: И вот сейчас как раз мы разговариваем после того, как закончилась сессия с Михаилом Гуревичем. Очень интересное, необычное мероприятие. По-моему, давно не было у грузинских шахматисток такой вот сессии с подобного уровня тренером. Или я чего-то забыл?

С.МЕЛИЯ: Ну, реально после распада Союза такие сессии не проходили, но во время СССР это все было ежедневно для спортсменов. А после распада все сильные тренеры остались в России, и нам было не так легко поднимать уровень. Конечно, у нас тоже есть тренеры, но… Сейчас новые люди, думаю, принесут пользу. Академия Зураба Азмайпарашвили много делает для того, чтобы у команды была разноплановая подготовка. Сейчас мы занимались десять дней, было интересно. Правда, много чего мы и так уже учили, знаем, но все-таки повторение – мать учения.

Е.СУРОВ: Мы все учили понемногу чего-нибудь и как-нибудь… А правильно ли я понимаю, что, в принципе, с тренерами у грузинских шахматисток сейчас проблем нет? Вот у тебя – и один, и второй, и, может быть, даже и не два, а больше тренеров.

С.МЕЛИЯ: Это не так легко. Если я с кем-то занимаюсь лично, то это происходит за мой счет. Поэтому, может быть, тренеры-то есть, но есть разница – организуешь занятия ты лично или федерация. Вот до турнира я это делала лично, но и Аджария тоже помогла – и на турнир отправили, и с тренерами помогли. Если хочешь реально заниматься с хорошим тренером, это стоит дорого, и это не всегда возможно. Поэтому очень важно, чтобы федерация делала правильные шаги в этом направлении. Тренеры есть, но надо их нанимать с умом, а не так просто. Посмотрим, сейчас Академия делает хорошее дело, и надеюсь, что разговоры о том, что нам не хватает тренеров и вообще финансовых возможностей, прекратятся.

Е.СУРОВ: Сейчас бытует такое мнение – и оно справедливое, потому что можно на результаты посмотреть, и не поспоришь с тем, что грузинские шахматистки в команде давно ничего не выигрывали. Как ты думаешь, с чем это связано?

С.МЕЛИЯ: Ты имеешь в виду командные медали?

Е.СУРОВ: Да, командные. Скажем, перед началом какого-либо командного турнира сейчас уже сборная Грузии не сказать чтобы входит в число главных фаворитов.  

С.МЕЛИЯ: Ну как сказать… Может быть, на прошедшей Олимпиаде не так хорошо команда сыграла, но я не думаю, что мы не входим в число фаворитов. В Греции мы будем бороться за медаль – неважно, буду я там играть или нет, но девочки будут бороться. Надо работать. У нас часто после турниров идут разборы, оценивают, кто как сыграл, указывают на плюсы и минусы. И любят говорить: вот у тебя, мол, такой минус, ты над ним работай. Но надо же еще и помогать шахматистке исправить этот минус. Если не будет результата, никто не должен сваливать вину на других – ни мы, ни тренеры. Если посмотреть конкретно на мою ситуацию: чего мне не хватало в шахматной подготовке, вот это очень помогло.

Е.СУРОВ: Помогло что?

С.МЕЛИЯ: Занятия с тренером. У нас была конкретная цель, конкретные направления… Не было такого, чтобы, допустим, «я тебе на два дня дебют оставляю, и что хочешь с ним, то и делай». Если серьезно подходить к делу, то это всегда поможет. Но я еще должна сказать, что мне помогала и моя семья. Если бы во время турнира я не знала, что моя дочь в порядке, я бы нервничала. Но я знала, что в семье все хорошо, подготовка была, и уже исходя из всего этого старалась показать максимальный результат. Спасибо и тренеру, и семье, и всем, кто помогал.  

Е.СУРОВ: Скажи, пожалуйста, какие у тебя дальнейшие шахматные амбиции? Я спрашиваю, в том числе, потому, что ожидаешь второго ребенка, а женщине, у которой двое детей, уже намного сложнее быть профессиональной шахматисткой, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

С.МЕЛИЯ: Поэтому я сейчас все силы вложила в то, чтобы, пока буду второго рожать, пришли результаты. Очень рада, что получилось. А что потом? Заранее сейчас не могу говорить, но это зависит и от других людей, которые мне помогают. Фактически мою старшую дочку Кетеван выращивает моя мама. Я думаю продолжать играть, пока есть силы. Я не считаю, что все сделала в шахматах. Пока еще не все. Постараюсь играть и добиться максимальных результатов в течение нескольких лет, а потом уже посмотрим. Если будет еще третий, то будет действительно тяжело. А с двумя еще можно лавировать и заниматься шахматами.

Е.СУРОВ: Кстати, ведь ты еще ожидаешь и третий гроссмейстерский балл?

С.МЕЛИЯ: Это да.

Е.СУРОВ: Как думаешь, что скорее произойдет – третий ребенок или третий балл?

С.МЕЛИЯ: Нет-нет, надо сначала получить третий балл, а потом думать о третьем ребенке. Посмотрим, как бог даст. Но думаю, что с января я опять активно включусь в турниры, и надеюсь, что получится. До этого, конечно, тоже буду заниматься. Турниры сейчас буду редко играть, но заниматься – буду. Вот, скажем, до замужества я играла очень много турниров, и иногда даже не было времени посидеть дома и позаниматься. А сейчас есть время подумать над своими недостатками и устранить их.


  


Смотрите также...

  • Е.СУРОВ: Вы слушаете Chess-News, меня зовут Евгений Суров, и вместе со мной на связи из Гибралтара одна из победительниц (я бы так сказал) главного опен-турнира Саломе Мелия.

    С.МЕЛИЯ: Здравствуйте.

  • Е.СУРОВ: 21.04 московское время, прямой эфир Chess-News. Вот мы наконец дождались – на прямой связи Легница, наш корреспондент Мария Боярд и гроссмейстер из Украины – уже второй гроссмейстер из Украины на сегодня – Александр Арещенко, который завершил свою партию. Александр, слышно ли нас?

    А.АРЕЩЕНКО: Да, добрый вечер!

    Е.СУРОВ: Добрый вечер. Правильно ли я понимаю, что ваша партия на первой доске с Романовым завершилась вничью?

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, мы в Батуми. Я Евгений Суров и вместе со мной президент Шахматной федерации Грузии Гия Гиоргадзе, здравствуйте.

    Г.ГИОРГАДЗЕ: Здравствуйте.

  • Е.СУРОВ: Мы на Родосе, Элина Даниелян вместе со мной. Для меня лично сегодня интересный день в плане интервью: не так давно я общался с Петром Свидлером, а теперь вот с Элиной Даниелян... Вы еще не понимаете, к чему я клоню?

    Э.ДАНИЕЛЯН: Я уже поняла ход ваших мыслей.

    Е.СУРОВ: Кстати, с Петром мы об этом не говорили вообще.

  • Это экспресс-интервью состоялось перед церемонией закрытия Кубка мира в Тбилиси.

    Е.СУРОВ: Левон, я вас поздравляю!

    Л.АРОНЯН: Спасибо.

    Е.СУРОВ: Скажите, пожалуйста, когда вы были больше счастливы: сегодня или несколько дней назад, когда выиграли у Вашье-Лаграва?

  • Е.СУРОВ: Шахрияр, поздравляю вас с победой! Удалось после Олимпиады отдохнуть, восстановиться?

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: После Олимпиады было, конечно, немножко тяжело. Такого результата от нашей сборной мало кто ожидал. И нам тем более было неприятно, что мы играли на родине, и хотели сыграть хорошо. И в какой-то момент я решил немного отдохнуть от шахмат и просто подготовиться психологически к следующему турниру. Но думаю, что мне до сих пор не удалось сделать этого...

  • Е.СУРОВ: Мы на открытии «Аэрофлота», которое уже закончилось. Алиса Галлямова, которая будет играть в «Аэрофлоте», рядом со мной. Алиса, вы теперь перешли на быстрые шахматы и блиц?

    А.ГАЛЛЯМОВА: Пока на быстрые. Во-первых, это отнимает не столько энергии, не так много дней, поэтому это интересно. Я решила приехать поиграть, увидеть знакомых, пообщаться. 

  • Длительность: 2 мин. 38 сек.

    Е.СУРОВ: Шахрияр Мамедъяров, победитель турнира по блицу в Сочи. Сложно было победить?

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Вы знаете, после первого дня я думал, что все будет не так сложно, потому что играл интересно. Думаю, что сегодня я играл лучше, чем вчера, как ни странно.

    Е.СУРОВ: Правда?

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, мы в поселке Новханы, что близко к Баку, на фестивале «Баку-опен». Вместе со мной – рейтинг-фаворит фестиваля Шахрияр Мамедъяров, который, впрочем, пока что держится в тени.

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Да. Как ни странно, турнир сложился не самым удачным образом.

  • Е.СУРОВ: Дмитрий, приветствую! Хотелось бы услышать ваш комментарий о ситуации, сложившейся в сборной России. Мы знаем, что вы были изначально в заявке на Олимпиаду, а потом ваше имя пропало и вместо него появилось имя Яна Непомнящего. С чем это связано?