Вугар Гашимов: "Желание побеждать перешло от отца"

Время публикации: 06.01.2011 21:08 | Последнее обновление: 06.01.2011 23:25
Аудио: 

You may need: Adobe Flash Player.

Е.СУРОВ: Вы слушаете Chess-News, я Евгений Суров, и вместе со мной на связи из Реджио-Эмилии, из Италии – победитель новогоднего турнира Вугар Гашимов. Вугар, победитель? Уже точно?

В.ГАШИМОВ: Сначала здравствуйте. Я думаю, что да. По правилам, во всяком случае, которые у нас есть, победитель определяется по обычному Бухгольцу.

Е.СУРОВ: По Бухгольцу получается, да?

В.ГАШИМОВ: Ну да, то есть, у кого ты выиграл, сколько очков набрал, и все такое.

Е.СУРОВ: Я поясню для тех, кто будет слушать или читать интервью уже много позже. Мы разговариваем еще когда даже не сыграна последняя партия в туре. Еще играют Годена и Каруана, но двое победителей, Гашимов и Вальехо, уже давно сыграли и набрали по шесть очков из девяти. И вот по дополнительному коэффициенту Вугар занимает первое место. Примите поздравления, Вугар!

В.ГАШИМОВ: Спасибо большое.

Е.СУРОВ: Что для вас эта победа значит? Этот турнир для вас что значит?

В.ГАШИМОВ: Он все-таки имеет очень большое значение. Можно сказать, что это последний турнир года, первый турнир другого года… Ну, и, конечно, для меня победа очень много значит как для шахматиста. Все-таки очень сильный турнир. Еще три года назад, когда я занял здесь второе место (тогда Алмаши победил), моему отцу понравился Кубок, который здесь вручали за первое место. И я ему еще тогда обещал, что обязательно в следующий раз выиграю вот этот Кубок. Ну, я надеюсь, что он будет такой же хороший, как в прошлый раз. Посмотрим. А так, конечно, выигрывать любой турнир такого уровня всегда приятно. И мне кажется, это какой-то показатель того, что я работал. Этим летом я очень много работал над шахматами, и пошли результаты.

Е.СУРОВ: Летом, да? Я правильно расслышал?

В.ГАШИМОВ: Да.

Е.СУРОВ: То есть, как в поговорке у нас говорится, «готовь сани летом». И вы точно также – летом подготовились, зимой это дало результат.

В.ГАШИМОВ: Я стараюсь освободить себе всегда лето, потому что летом можно как-то совместить и отдых, и подготовку. Тем более, что у нашей семьи дача есть возле Каспийского моря, где я каждое лето провожу. И на море, и отдыхаю, и у меня там собаки есть – четыре аж. И мы семьей туда едем. Удается и шахматами там заниматься. Поэтому я всегда пытаюсь себе летом окно освободить.

Е.СУРОВ: Я могу только подтвердить со своей стороны, что бывать на Каспийском море – это очень хорошо для занятия шахматами. Там можно и отдохнуть, и заниматься. То есть, обстановка располагает и к тому, и к другому.

В.ГАШИМОВ: Да.

Е.СУРОВ: И поправлюсь еще, что не поговорка, а пословица, конечно же – «готовь сани летом». Вугар, о турнире расскажите, пожалуйста. Вы в первом туре проиграли и долгое время не были заметны, скажем так, в турнирной таблице. И не думаю, что среди зрителей, любителей шахмат, кто следил за турниром, мог найтись кто-то, кто предсказал бы вам в итоге первое место.

В.ГАШИМОВ: Вы знаете, начиная со второй половины прошлого года, у меня изменились приоритеты что ли, или что-то непонятное. Потому что раньше я турнир обычно начинал очень хорошо, а потом к концу сбавлял. И справедливо мне делали замечания, что у меня проблемы с физической формой. А начиная со второй половины этого года – опять-таки, летом я физикой занимался, потом бегал по вечерам, - вот это как-то мне помогло. И начиная с испанской лиги, где мы стали чемпионами – там, кстати, я тоже проиграл первую партию Бакро, а дальше мне удалось обыграть Накамуру, Навару, Широва под конец… То есть, как-то мне все время удавалось вторую половину играть хорошо. Также я плохо начал и в Нанкине – тоже вначале проиграл Бакро, а потом весь турнир играл хорошо, и должен был обыграть и Карлсена, и Топалова по ходу турнира. И здесь то же самое. Но еще здесь отличительная черта такая, что кроме того, что я хорошо играл, мне кажется, я играл свой самый интересный турнир. Вообще один из таких турниров, которые интересны. И плюс я играл достаточно оригинально. В этом плане мне все очень понравилось. Я играл и интересно, и на результат. Обычно и то, и другое вместе не удается. А так получилось и то, и другое.

Е.СУРОВ: То есть, не случаен ваш успех во втором круге. Это уже, можно сказать, тенденция такая?

В.ГАШИМОВ: Да, и это хорошая тенденция для шахматиста. Несмотря на поражение, мне удалось продолжить турнир. Мне кажется, еще важную роль сыграло то, что я во втором туре, играя с Сергеем Мовсесяном, я сделал ничью. Я раньше не обращал внимания, насколько это важно – именно вот этот небольшой перерыв мне помог. Потому что дальше я уже играл более спокойно.

Е.СУРОВ: Наиболее важная победа, наверное, над Иванчуком одержана? В психологическом, по крайней мере, плане. Можно видеть, что после нее еще несколько побед пришли.

В.ГАШИМОВ: Да, в принципе. Единственное, я хотел поправить немножко. Я читал ваше интервью с Виорелом Иордакеску, который является и секундантом, и тренером. Мы с ним, конечно, очень много новинок совместных придумали, но эта новинка была найдена на одном из моих совместных сборов вместе с моим очень близким другом Эрнесто Инаркиевым. Это было, кстати, тоже летом. А Кесыч это помнит потому, что мы в Нанкине при подготовке к одной из партий как раз этот ход и обсуждали, Лb3.

Е.СУРОВ: Опровергли новость, опровергли. Значит, дадим в ближайшее время.

В.ГАШИМОВ: А так, конечно, мы с Кесычем, я думаю, подняли очень много идей, некоторые из которых закрыли достаточно много линий.

Е.СУРОВ: Но все-таки, помимо этой новинки, как складывалось? Понятно, что партию ту вы выиграли, судя по всему, благодаря этой новинке – дальше недолго борьба продолжалась.

В.ГАШИМОВ: Просто сила новинок бывает разная. Некоторые на одну партию, некоторые на минимальный перевес. Сильная сторона новинки 17.Лb3 в том, что она чисто человеческая. Идея ладью на с7 перевести. Компьютер там бегает за пешками подряд. А тут белые играют просто на полную доминацию. Я до конца эту пешку соперника не трогал, она так и осталась у него лишней. Идея в том, что после Лb3-c3-c7 позиция оказывается абсолютно проигранной. Конечно, очень приято, что так. Но не каждый день удается находить новинки такой силы. Потому что с приходом компьютеров получилось, что чуть ли не любую позицию можно держать. Компьютер это как-то умеет. Но эта новинка одна из тех, которые имеют такую силу за собой. Ну, и, конечно, это повлияло на мою дальнейшую игру. Я почувствовал себя более уверенно. Если ты выигрываешь у Иванчука, скажем так, не прикладывая особых усилий… Потому что после Лс7 я помнил вариант даже до 19.Сd7. А дальше уж совсем просто.

И потом, конечно, была очередная решающая партия с Вальехо. Я думаю, что здесь решающую роль сыграл именно первый ход – g6. Мне удалось перебороть себя. Я очень редко делаю этот ход – может, пару раз в жизни играл g7-g6 первым ходом. И мне удалось перебороть себя и сыграть. И это психологически повлияло на Вальехо – он явно не ожидал, что я так резко дернусь… Потому что этот ход делается только тогда, когда хочется просто выиграть. И мне кажется, что Вальехо именно этого не ожидал от меня.

Е.СУРОВ: Да, я добавлю только к предыдущей партии: вы очень точно сказали, что новинка Лb3 cидеей Лс3 – Лс7 – она именно человеческая. От нее повеяло старыми временами, потому что в прежние времена, когда такие новинки делались в партиях на высшем уровне, о них все говорили. Они на следующий день попадали в газеты, в журналы. И на многие годы и десятилетия оставались в памяти. То есть, если бы вы, скажем так, родились чуть раньше и эту партию сыграли в восьмидесятые годы, то уверяю вас, что сейчас бы вы были уже всесоюзно известным шахматистом, и эту партию тоже знали бы все. Но сейчас такого резонанса нет, мало кто из любителей будет помнить об этом через некоторое время, к сожалению.

В.ГАШИМОВ: Конечно, это не так, как раньше. Мне кажется, что это еще связано с тем, что раньше вообще новинки находить было сложно. Сейчас, когда кто-то находит новинку, все думают – наверное, нашел с компьютером. Это проще всего, да. Но, в принципе, в своей жизни самые сильные новинки я находил без компьютера. Компьютер помогает в расчетах, но в идейном плане, конечно, он не помощник человеку. Не понимает иногда. Но, конечно, с каждым разом компьютер все сильнее и сильнее становится. Я не исключаю того, что в один прекрасный день компьютеры будут уже идейно сильны, а не только в расчетах. Но еще до этого, мне кажется, жить и жить.

Е.СУРОВ: Да, вы правы. Вугар, два слова, наверное, нельзя не сказать и о партии с Наварой? Потмоу что, если бы там не выиграли, то первое место не пришло бы к вам.

В.ГАШИМОВ: Я думал об этом. Мне кажется, Навару мне удалось уже на кураже и на желании победить. Мне очень хотелось победить его, тем более, что во время партии я понял, что Вальехо уже ушел в отрыв, так как он выиграл. И желание победить, мне кажется, мне помогло. Да, у меня позиция была плохая, но потом я анализировал партию – проигранной позиции нигде не было. Она была плохая, но при этом у меня всегда была контригра. И у меня, и у него короли были достаточно уязвимые. А при таком расположении сил всегда надо быть начеку и контролировать ситуацию. И с 41 хода, после того, как цейтнот закончился, я играл очень сильно эту партию. И удалось найти несколько точнейших ходов – и вот эти маневры, связанные с Фf2, Лf1, дальше тактика Се3, Лf7, потом Л7f6… То есть, я победил благодаря тому, что сделал несколько подряд очень сильных ходов. Ну, и в желании мне не отказать. Оно у меня всегда было. Это у меня, скорее всего, от отца – он тоже всегда хотел побеждать, и я думаю, что от него перешло ко мне такое желание.

Е.СУРОВ: Наследственное.

В.ГАШИМОВ: Да, можно так сказать.

Е.СУРОВ: Вугар, я, конечно, не могу не спросить вас о ситуации в сборной Азербайджана. Незадолго до Нового года пришло сообщение о том, что глава Федерации шахмат Азербайджана Эльман Рустамов готов вести с вами переговоры, готов договориться. Это если коротко интерпретировать эту новость. Что вы на это скажете? Вы готовы идти на контакт?

В.ГАШИМОВ: Вы знаете, те люди, которые со мной знакомы, они всегда знали, что я человек спокойный. Я не ищу, скажем так, приключений, особенно, когда это касалось сборной. Просто я не знал, честно говоря, причину, почему это случилось. Это до сих пор для меня остается загадкой. И те причины, которые привели, почему я не играл в сборной – все знали, что это было непонятно. То есть, причины до сих пор остались открытыми. Я не исключаю того, что я буду выступать за сборную вновь. Но я очень хотел бы надеяться, что ситуация изменится. Потому что то, что было перед Олимпиадой – я считаю, что это недопустимо. Я, конечно, хотел бы вновь играть за сборную Азербайджана, и я очень надеюсь, что ситуация действительно изменится.

Е.СУРОВ: Ограничимся общей формулировкой, да? Или все-таки объясните, что имеете в виду под «изменится»?

В.ГАШИМОВ: Поживем – увидим. В первую очередь я, конечно, хотел бы встретиться с Эльманом Рустамовым, наконец-то, чтобы обсудить… Потому что так, через медиа, понятно, что ничего не решится. Мы должны встретиться, и я надеюсь, что мы все-таки встретимся и обсудим, почему все это произошло. Я, конечно, заинтересован в том, чтобы все решилось. Но опять-таки, пока нет встречи, говорить об этом рано. При встрече, я думаю, это решится намного проще, чем через медиа. 

Е.СУРОВ: Большое спасибо, Вугар. Вы в Европе уже достаточно давно находитесь. Вы до Реджио-Эмилии играли в Варшаве – кстати, тоже удачно сыграли. И в быстрые шахматы, и в блиц заняли очень высокие места. У вас сейчас продолжится европейский тур, так сказать?

В.ГАШИМОВ: Вы правильно отметили, что я уже давно в Европе, почти месяц. Нет, сейчас как раз я буду в Баку, но не так долго, несколько дней. Я стараюсь в свободное время и заниматься шахматами, и играть… У меня, скажем так, обычно много свободного времени не бывает. Но опять-таки, до лета у меня сложный график, а летом он более спокойный.

Е.СУРОВ: Ближайший турнир у вас какой серьезный?

В.ГАШИМОВ: Если имеются в виду классические шахматы, то я буду выступать в Бундеслиге в феврале дважды. То есть, пока по классике, скажем так, больших планов нет.

Е.СУРОВ: Ну что же, еще раз примите поздравления. Действительно большая победа, хороший турнир, просто прекрасный турнир. Давно в Реджио-Эмилии не было такого турнира.

В.ГАШИМОВ: Да, кстати, я хотел бы это тоже отметить, что не обязательно вводить какие-то правила о запрете ничьих или что-то такое, чтобы сделать турнир более зрелищным. Здесь абсолютно никаких правил не было – ни за опоздание, ни за ничьи. Но посмотрите, какой низкий процент ничьих в турнире! И какая зрелищность получилось. Мне кажется, когда запреты на ничью есть, они как-то давят на тебя, и ты ограниченно начинаешь играть. Солидно что ли… И при первой же возможности гроссмейстеры обычно, если находят троекратное повторение, то сразу его делают. Потому что есть риск, что ты можешь какую-то глупую позицию играть семь часов, а в итоге партия все равно закончится вничью. А так можно просто спокойно играть, и если где-то позиция будет равной или близкой к ничьей, то можно просто эту ничью предложить. И получается, что все интересно играли,  и никто не предлагал до конца турнира.

Е.СУРОВ: И, кстати, Реджио-Эмилия – не единственный пример турнира, где нет запрета на ничьи, и при этом в конце концов получаются очень интересными по содержанию партии. Это вы верно отметили – на заметку организаторам.

В.ГАШИМОВ: Да, это не выход из ситуации.

Е.СУРОВ: А выход тогда какой? Выхода, получается, либо нет вообще, либо тогда уж приглашать только таких игроков, как Вугар Гашимов, к примеру, или Давид Навара.

В.ГАШИМОВ: Ну, и так можно… Я думаю, что вот этот запрет на ничьи, скажем так, он не помогает. Поэтому я большого смысла в этом не вижу.

Е.СУРОВ: Хорошо. Это был Вугар Гашимов в эфире Chess-News. Спасибо.

В.ГАШИМОВ: Спасибо большое.


  


Смотрите также...