Екатерина Аталик: "Поражает враждебность и ненависть Турецкой федерации ко мне"

Время публикации: 04.08.2013 08:55 | Последнее обновление: 04.08.2013 08:55

Екатерина Аталик прокомментировала официальный протест вице-президента ФИДЕ Али Нихата Язычи, в котором тот требует аннулировать все результаты шахматистки на завершившемся вчера чемпионате Европы. Напомним, Аталик играла в турнире под флагом ЕШС.

"Больше всего меня поразил враждебный тон заявления, - говорит Екатерина. - Хотя, конечно, не могу сказать, что удивлена. Мне кажется, после публикации этого письма всем стало очевидно отношение Турецкой федерации ко мне, их враждебность и ненависть. Может быть, кто-то думает, что мы с Суатом выдвигаем какие-то запредельные финансовые требования, которые ТШФ не может выполнить. На самом же деле, проблема в том, что они не хотят, чтобы я играла вообще. Хотят закончить мою карьеру.

Язычи пишет: "ТШФ БЫЛА БЫ СЧАСТЛИВА, ЕСЛИ БЫ ЕКАТЕРИНА АТАЛИК ПРЕДСТАВЛЯЛА ТУРЦИЮ".
Я бы хотела публично попросить Турецкую шахматную федерацию, чтобы она показала хотя бы одно приглашение на официальный турнир в качестве члена сборной Турции или представителя этой страны за последние пять лет. В частности, я не могла играть в чемпионатах Европы. И вот, наконец, впервые за пять лет сыграла, боролась, отобралась в чемпионат мира, и теперь они хотят аннулировать все результаты.

Также Язычи пишет, что они обратились ко мне, чтобы я выступала на чемпионате Европы под флагом ТШФ, но не получили от меня никакого ответа. На самом деле, все было не так. Впрочем, Суат об этом уже рассказывал. Они написали, что хотят видеть меня в сборной, а чемпионат Европы в их письме вообще не был никак упомянут. Я им ответила, что с этим вопросом им следует обратиться к моему адвокату. После этого не было никаких контактов - ни со мной, ни с адвокатом. Полагаю, если бы они реально хотели, чтобы я выступала в чемпионате за Турцию, они могли бы связаться с адвокатом.

Дело в том, что после интервью, которое я дала Chess-News год назад, мне пришло письмо из дисциплинарного комитета ТШФ, в котором сообщалось, что меня хотели наказать, но помиловали. Но, мол, если я еще раз скажу публично что-то плохое в адрес ТШФ, то буду наказана. Этим и был обоснован мой последний ответ, в котором я отослала их к своему адвокату: в данный момент всё, что я хочу сказать им, может быть использовано против меня. К тому же, то интервью они пытались использовать против меня в судебном процессе".


  


Смотрите также...