Марат Хасанов: "Почему Рашид Нежметдинов не стал гроссмейстером"

Время публикации: 11.06.2013 17:25 | Последнее обновление: 11.06.2013 17:29

Отрывок из готовящейся к печати книги Марата Хасанова "История шахмат в Татарии. Начало", опубликованный на сайте tat-chess.ru.

В настоящее время, когда Нежметдинов, как шахматист, получил широкую известность, часто спрашивают, играл ли он в силу гроссмейстера, а если да, то почему  не стал гроссмейстером? При мне этот вопрос неоднократно рядовые любители задавали самому Рашиду Гибятовичу. Он буквально взрывался. «Так турниров же не было!!!» - с надрывом кричал он. (Для печати у него была другая версия).

Давайте это проверим. Реально стать гроссмейстером Нежметдинов мог в период с 1954 по 1958 годы. Именно тогда был самый плодотворный период его шахматных выступлений. Какие гроссмейстерские турниры проводились в то время в СССР? Такой турнир был только один - в 1956 году в Москве прошел мемориал Алехина. От Советского Союза играли только пять гроссмейстеров - М.Ботвинник, В.Смыслов, П.Керес, Д.Бронштейн и М.Тайманов. Мастера спорта не допускались и шансов попасть в этот турнир у Нежметдинова не было.

Теперь посмотрим, кто из советских шахматистов за эти годы стал гроссмейстером. В 1954 году никто. В 1955 году только один - Б.Спасский. Став чемпионом мира среди юношей, он получил право играть в межзональном турнире, где и выполнил гроссмейстерскую норму. Борису крупно повезло. Чемпионат мира в Антверпене закончился 8 августа, а межзональный турнир, который к его счастью был в Гётеборге, стартовал через неделю - 15 августа. И Спасский успел, что при советской бюрократии было сделать не так легко. В 1956 году гроссмейстером стал только один шахматист - В.Корчной - по совокупности успехов. В 1957-м снова о один - М.Таль. Он стал чемпионом СССР. В 1958 и 1959 гроссмейстером не стал никто из советских шахматистов. Таким образом, за пять лет - с 1954 по 1959 - гроссмейстерами стали только три советских шахматиста - Б.Спасский, М.Таль и В.Корчной.

И каким же образом Нежметдинов мог стать гроссмейстером, если он не играл ни в одном турнире с гроссмейстерской нормой?

Молодые шахматисты могут спросить - ладно, в СССР турниров не было, а почему он не поехал за границу, там же турниры были? Дело в том, что в то время советские люди жили за «железным занавесом».

Известным этот термин сделал Уинстон Черчилль, заявивший в марте 1946 г. в Фултоне: "Железный занавес опустился поперек всего континента". Населению страны было запрещено выезжать за рубеж без разрешения властей. 8 июня 1935 года был принят закон, устанавливающий смертную казнь за побег через государственную границу. При этом родственники перебежчиков также объявлялись преступниками. Хотя в 1962 году уже не расстреливали, но вот Ленинградский городской суд приговорил невозвращенца, артиста балета Рудольфа Нуриева, к 7 годам лишения свободы с конфискацией имущества (заочно) «за измену Родине». Любые контакты с иностранцами должны быть санкционированы властями, иначе могли и посадить… Единицы и очень редко выезжали играть за границу страны.

Вот мнение В.Корчного о Нежметдинове. «Мой первый турнир в новом, "женатом", состоянии я играл в Сочи. Это был чемпионат РСФСР, победителем которого оказался Нежметдинов, один из сильнейших советских мастеров. Его почему-то очень редко посылали за границу, и, очевидно, поэтому ему так и не удалось никогда стать гроссмейстером». Ему ли не знать - он  жил и играл в те времена.

А играл ли Нежметдинов в силу гроссмейстера? Давайте посмотрим его результаты за 1958 - последний год его высших достижений. Про чемпионат РСФСР 1958 года в Сочи В.Корчной уже упомянул. Далее было первое место на первой доске в командном первенстве СССР ДСО "Спартак". За ним следует полуфинал первенства СССР в Ростове-на-Дону - первое место с результатом 10 очков из 15. И в заключение мини-турнир на первой доске командного чемпионата СССР в Вильнюсе. Смотрим таблицы и делаем вывод.

18 Чемпионат РСФСР 1958 год Сочи

Полуфинал первенства СССР 1958 год Ростов-на-Дону

На первый взгляд 4.5 очка из 8 не очень много. Но посмотрите на состав участников! За исключением двух мастеров, занявших последние места, что ни фамилия, то супергроссмейстер! И с этой элитой мировых шахмат Рашид Гибятович играл на равных. Очевидно, что его результаты показывают: на пике шахматной карьеры в 1956-1958 годах Нежметдинов достиг гроссмейстерского уровня игры. Это подтверждается не только здравым смыслом, но и математически. Например, сайт chessmetrics, вычисливший исторические коэффициенты Эло для шахматистов 19-20 веков, ставит Нежметдинова, в его лучшие годы, на 21 место в мире с перформансом 2706. В мире, а не в Советском Союзе! Гроссмейстер Суэтин писал: «Ныне Нежметдинов, я в том стопроцентно убежден, легко бы одолел гроссмейстерский рубеж, но, как говорится, родился слишком рано».

Белокопытов в своей книге про Нежметдинова также исследует этот вопрос и пишет: «Почему же такой блестящий шахматист не поднялся на Олимп шахматного искусства, не стал гроссмейстером? Стараясь быть как можно деликатнее, я задал этот вопрос хозяину дома. Рашид Гибятович, разглаживая чемпионскую ленту, собирался с мыслями, потом сказал: "Многие любители шахмат частенько задают мне этот вопрос. Их удивляет, что я не добился высшего звания. Скажу откровенно: ничего особенного тут нет. Выдающиеся шахматисты Ботвинник, Смыслов, Таль, Спасский, Фишер уже в пятнадцать лет показывали блестящие результаты на международной арене, у себя в стране. А я, как видите, только начинал. Все современные гроссмейстеры к двадцати годам имели солидную теоретическую базу и становились мастерами. У меня же по сравнению с ними разница оказалась почти в двадцать лет, И это, безусловно, стало решающим на пути к высшему шахматному званию. Все закономерно, все справедливо". Удивительно просто и ясно ответил на поставленный вопрос мастер». 

Валентин Иванович не был шахматистом, но книгу написал добротную, профессионально, почти без лишнего вранья. Он работал в тресте КазТИСИз вместе с моим отцом. Во время написания книги добросовестно собирал фактический  материал, приходил и к нам домой. Расспрашивал о шахматах даже меня. Кроме книги о Нежметдинове он написал такие разноплановые книги как: «Их именами названы улицы Казани», «Лихолетье: Из истории борьбы с голодом в Поволжье 1921-1922 гг.» и «Бесценное богатство» (о нефтяниках). На мой вопрос, почему это он вдруг пишет книгу о шахматисте, прямо ответил, что его вызвали в горком партии и предложили написать о Нежметдинове...

Как известно, кто платит, тот и заказывает. Понятно, что текст проходил пристальную проверку и не мог отклоняться от идеологической линии партии. Никто не разрешил бы написать, что Нежметдинов не стал гроссмейстером из-за политического барьера, на протяжении нескольких десятилетий отделявшего СССР от заграницы.

Член горкома партии, бывший комиссар Нежметдинов в политическом отношении всегда демонстрировал полную лояльность коммунистическому режиму. Даже в мелочах. Помню в 1972 году, когда в матче Спасский - Фишер счёт был где-то  8-11 и судьба матча была практически решена, в клубе к Рашиду Гибятовичу подошёл какой-то интеллигентного вида мужчина и начал настойчиво спрашивать, как, по его мнению  закончится этот матч. Нежметдинов долго делал вид, что мужчину не видит и не слышит. Вдруг лицо Нежметдинова просветлело и он спокойно сказал: «Я верю, что Борис Васильевич на финише соберётся с силами и обязательно  выиграет матч у американца». Человек молча кивнул и ушёл. Рашид Гибятович сразу как будто сорвался с цепи. «Кто этот провокатор?» - грозно спросил он у нас. Мужчину никто не знал. Обругав его всеми возможными словами, он подошёл к директору клуба Семёну Платоновичу и велел: «Этого провокатора больше в клуб не пускать!».  И действительно, больше этого человека я в клубе не видел. 

И всё же один единственный шанс стать гроссмейстером у него был. Дело в том, что после смерти Сталина в СССР начались своего рода "политические брожения”. Страна пережила такие напряженные моменты как чистку органов госбезопасности, массовую реабилитацию политзаключенных и публичное осуждение культа личности. Были восстановлены автономные республики, ликвидированные при Сталине, и их жителям (чеченцам, ингушам, калмыкам и другим, кроме крымских татар) было разрешено вернуться в родные места. Началась некоторая либерализация общественной жизни. Этот период в дальнейшем получил название «оттепель» по одноименной повести И.Г. Эренбурга. Всё это привело к расширению международных связей, и советские шахматисты получили чуть больше возможностей для участия в международных турнирах.

И вот, когда Нежметдинову было уже почти 52 года, его наконец-то допустили в международный сочинский турнир, где была установлена норма гроссмейстера. В те времена, чтобы получить звание гроссмейстера, нужно было выполнить соответствующую норму в международном турнире только один раз. Хотя возраст уже начал сказываться и лучшие шахматные годы прошли, но Рашид Гибятович продолжал бороться.

Коротко расскажу об этом важнейшем для Нежметдинова турнире. В первом туре ему достался белый цвет в партии с Уйтелки. Этот шахматист известен своим дебютным вариантом, смысл которого можно показать на диаграмме. Чёрные практически на любые ходы белых расставляют свои фигуры следующим образом.


                                   Схема Уйтелки

В дальнейшем чёрные, по обстоятельствам, могут рокировать в любую сторону, подрывать центр пешками или просто топтаться на месте. На высоком уровне это построение применил как-то Б.Спасский в партии с Т.Петросяном и сделал ничью.

Нежметдинов получил сначала позиционный перевес, а потом и материальный - выиграл ладью за слона и пешку. Компьютер оценивает возникшую позицию как +2,70, то есть как выигранную. Но в цейтноте Нежметдинов зевнул ещё одну пешку и резко ухудшил свою позицию. Партия была отложена в примерно равном положении. При доигрывании, не желая смириться с неизбежной ничьей, белые азартно, но некорректно пожертвовали коня, затем слона и потерпели поражение.

После четырех туров Нежметдинов имел 2 очка и в пятом туре играл белыми с Борисом Спасским, уже тогда участником матчей претендентов на шахматную корону. Спасский пожертвовал качество и получил за него определенную компенсацию, но при доигрывании Нежметдинов остроумно качество вернул и развил неотразимую матовую атаку. Так, чередуя хорошие партии с провальными, Нежметдинов подошел на финише турнира к партии с В.Антошиным. Эта партия оказалась решающей. Привожу её почти без шахматных комментариев.

Рашид НЕЖМЕТДИНОВ - Владимир АНТОШИН

1.e4 e6 2.d3 d5 3.Nd2 Nf6 4.g3 b6 5.Bg2 Bb7 6.e5 Nfd7 7.Ngf3 c5 8.0-0 Nc6 9.Re1 Qc7 10.Qe2 h6 11.h4 g5 12.hxg5 hxg5 13.Nxg5 Nd4 14.Qd1 Nxe5 15.c3 Nf5 Позиция равна, но Нежметдинов находит способ обострить игру:

16.Rxe5! позиционная жертва качества за инициативу.
16...Qxe5 17.Qa4+ Ke7 18.Ndf3 Qc7 19.Qg4! Перебрасывая ферзя на королевский фланг и планируя Bf4 и Re1.
19...Ng7 Хитрый ход. Теперь на 20.Bf4 последует 20...f5 с разменом ферзей.
20.Nh4 Ke8 21.c4 Rd8

Эту партию Нежметдинов анализировал подолгу и много раз. Это сейчас стоит включить компьютер и он укажет основные варианты. В те же времена можно было годами искать и так и не найти лучшие ходы. Впервые я увидел Нежметдинова, анализировавшего эту партию, кажется, в 1969 году. Анализировал он не один - ему помогали Волошин, Смирнов, Газизов, Конюхов - все ведущие казанские шахматисты, кроме Энгельса Валеева. Он с Нежметдиновым не здоровался и не разговаривал. Для меня - хоть и крепкого третьеразрядника - эта позиция была слишком сложна, и я только стоял, смотрел и молчал. В основном Рашид Гибятович слушал мнение Юры Смирнова. Ходы, предложенные Волошиным, он разбирал редко, в основном игнорировал. Компьютер считает, что позиция равна. Но, очевидно, что играть её очень трудно за обе стороны. Что это за партия, я тогда не знал, но видел по лицу Рашида, что он сильно переживает и как важно ему найти выигрыш. Долго коллективно анализировали варианты, начинавшиеся с хода 21.Bf4 и после 21...Qd8 (21...e5 22.Re1) смотрели жертву коня 22.Ng6!! fxg6. Дальше смотрели 23.Rе1 и 23.Nxe6. Сейчас, с появлением компьютеров, культура коллективного анализа почти утрачена. Раньше трое мастеров могли одновременно делать и комментировать на доске ходы, не мешая друг другу, и при этом с полуслова всё понимать. Я смотрел на мелькание рук над доской и радовался, что позиция слишком сложна не только для меня, но и для мастеров... Иногда во время коллективного анализа давали мат черным, иногда нет. В партии же Нежметдинов решил просто вскрыть линии для атаки.

22.cxd5 Bxd5 23.Ne4 Bxe4 Чёрные меняют опасного коня. Проигрывало 23... f5 из-за 24.Nf6+ Kрe7 25.Qg5 Kf7 26.Qg6+ Ke7 27.Bg5.
24.Bxe4 Nh5 25.Qf3 Белые могли форсировать ничью ходом 25.Bg6,но они решили играть на выигрыш.
25...Qe5

26.Bd2 Лучший ход. Поспешный шах 26.Bс6+ после Ке7 27.Qе4 Bg7 28.Bс3 Qg5 только улучшал позицию черных.
26...Qxb2 Рискованный ход, в итоге оправдавшийся.
27.Bc6+ Ke7 28.Bg5+ Хуже  28.Nf5+ Kf6 (28... exf5 29.Qe2+ Kf6 30.Bg5+) 29.Nd4+ Ke7 30.Nf5+ Kf6 с ничьей. Но Нежметдинов решил играть на выигрыш.
28...
f6 Если 28... Kd6, то 29.Re1 с решающей атакой.
29.Ng6+ К перестановке ходов ведет 29.Re1 fxg5 30.Ng6+ Kd6.
29...
Kd6 30.Re1 fxg5

Вот эту позицию Нежметдинов, со вздохом, показывал шахматистам, спрашивавших его о том, почему он не стал гроссмейстером. Я видел, как он показывал эту позицию в 1970 году, и в 1971, и в 1972 и даже в 1973.
Последовало 31.Bb7. Хорошие шансы на победу давало 31.Ba8! Разница в том, что после 31.Bа8 нет хода 31…Кс7 из-за шаха ферзем 32.Qс6+ и на 32...Кb8 33.Qb7#. Другая идея хода 31.Ba8 - выиграть темп после 31…Rс8, и только теперь 32. Bb7. У чёрных под боем ладья и это сокращает их оборонительные ресурсы. После 32…Rс7 33.d4 игра вскрывается и у белых сильнейшая атака. А в варианте 31..Rxa8 32.Qxa8 Nxg3! 33.Nxh8 Ne2+ 34.Rxe2 (или 34.Кf1) Qxe2 35.Qxf8+ Kc6 36.Qe8+ белые должны реализовать лишнюю фигуру и победить, хотя и не быстро. При анализе Нежметдинов сумел убедить всех, а главное себя, что у него был выигрыш. Основания так считать у него были - защищать чёрными позицию с королём в центре да ещё в цейтноте было бы нелегко.

Ход 31.Bа8 он, конечно, видел и демонстрировал всем выигрывающие варианты. Первые годы я смотрел молча, но позже, став чемпионом ТАССР среди школьников, получил право голоса и, осмелев, сказал: «Похоже на маневр Тертона». Нежметдинов опешил: «Не слышал, что это?».  Я показал старинную задачку.

Г.Тертон 1856


Мат в 3 хода

Решение. Вступительным ходом 1.Bc3-h8! белый слон прокладывает для ферзя дорогу: 1... b5-b4 (грозило 2.Qa3# или 2.Qc3) 2.Qg3-g7! Батарея создана и готова к действию! 2...Rc8-a8 (грозило также 3.Фa7#) 3. Qg7xb2#. Такой маневр получил название тертоновского.

Эту задачу очень любил показывать наш тренер Эмиль Елпидинский. Сейчас я понимаю почему. При показе каких-то игровых позиций он постоянно нарывался на вопросы любознательных учеников, игравших гораздо сильнее его, спрашивавших, а что будет, если пойти так или эдак. Что ответить он не знал, а заранее предугадать, что спросят молодые да ранние, он не мог. Маневр Тертона идеально подходил для раскрытия его таланта рассказчика и импровизатора. Три варианта исчерпывают позицию и никаких неожиданных вопросов не предвидится. Маневр Тертона был высшей стадией его тренерского мастерства. Я видел, как Эмиль показывает эту позицию раз пять, и всегда он начинал про Тертона, а затем плавно уходил в свободный полёт мысли, перелетая то на красоту шахмат, то на музыку, живопись или на то, что современная молодёжь ленива и не любопытна - всё зависело от его настроения. Эмиль Васильевич мог никогда не рассказывать о ферзевом гамбите или испанской партии, но маневр Тертона, по-моему, знают все его воспитанники! Кроме этого маневра я не знал в шахматах почти ничего, но смог удивить старого мастера. Рашид Гибятович в этот день промолчал, но уже через три дня, это было воскресенье и было много народа, показывая партию с Антошиным окружившим его любителям, Нежметдинов, комментируя не сделанный выигрывающий  ход  31.Bа8, неожиданно произнес: «Похоже на маневр Тертона!», поднял вверх указательный палец, назидательно добавил: «Это надо знать!» и посмотрел на меня. Среди болельщиков пронеслось: «Вот это да! Не зря он заслуженный тренер СССР!». Я был, мягко говоря, ошарашен.

Возвращаясь к партии, надо сказать, что ход еще не проигрывает, но победу выпускает, хотя для Нежметдинова по турнирному положению ничья и поражение были равнозначны.

31...Kc7 Всё. Выигрыша у белых уже нет, хотя проигрывать было не обязательно. Но ошибки, как известно, ходят стаями.
32.Nxh8?! У белых было несколько ходов, ведущих к ничьей. Во-первых, ход 32.Ba8 всё ещё был неплох. После 32...Rxa8 33.Qxa8 у белых всегда есть в запасе вечный шах. Ещё сильнее другой ход слоном 32.Ba6! и чёрным надо играть очень точно, чтобы не проиграть. 32...Qc3! 33.Kf1 (если 34.Rхе6?, то 34...Qс1+ 35.Кg2 Nf4+) и здесь есть только один неочевидный  ход, поддерживающий равновесие - 33...Nхg3+!! Также давало ничью и примитивное 32.Qхf7+ Rd7 33.Qе8 Rd8 34.Qf7+ Rd7.
32...Qxh8 33.Ba8?? Совершенно не вовремя! Единственным ходом для того, чтобы сразу не проиграть, был 33.Rxe6! И на 33...Kb8 34.Ba6 Qh7 35.Rg6! с идеей Rxg5 и потом Rxh5. Конечно, с компьютером мы всё видим, а как сыграть самому правильно в цейтноте, не знает никто…
33...Rd6 34.d4 От шахов король легко убегает: 34.Qb7+ Kd8 35.Qb8+ Ke7 36.Qxa7+ Kf6
34...Nf6 35.Qb7+ Kd8 36.d5 Nxd5 37.Qb8+ Ke7 38.Bxd5 Rxd5 39.Qxa7+ Rd7 40.Qxb6 Qf6 41.Qxc5+ Kf7 42.Qe3 Цейтнот кончился и белые сдались. 0-1

[Event "Sochi Chigorin Memorial 02nd"] [Site "Sochi"] [Date "1964.??.??"] [Round "12"] [White "Nezhmetdinov, Rashid"] [Black "Antoshin, Vladimir S"] [Result "0-1"] [ECO "C00"] [PlyCount "83"] [EventDate "1964.??.??"] [EventType "tourn"] [EventRounds "15"] [EventCountry "URS"] [Source "ChessBase"] [SourceDate "1999.07.01"] 1. e4 e6 2. d3 d5 3. Nd2 Nf6 4. g3 b6 5. Bg2 Bb7 6. e5 Nfd7 7. Ngf3 c5 8. O-O Nc6 9. Re1 Qc7 10. Qe2 h6 11. h4 g5 12. hxg5 hxg5 13. Nxg5 Nd4 14. Qd1 Nxe5 15. c3 Nf5 16. Rxe5 Qxe5 17. Qa4+ Ke7 18. Ndf3 Qc7 19. Qg4 Ng7 20. Nh4 Ke8 21. c4 Rd8 22. cxd5 Bxd5 23. Ne4 Bxe4 24. Bxe4 Nh5 25. Qf3 Qe5 26. Bd2 Qxb2 27. Bc6+ Ke7 28. Bg5+ f6 29. Ng6+ Kd6 30. Re1 fxg5 31. Bb7 Kc7 32. Nxh8 Qxh8 33. Ba8 Rd6 34. d4 Nf6 35. Qb7+ Kd8 36. d5 Nxd5 37. Qb8+ Ke7 38. Bxd5 Rxd5 39. Qxa7+ Rd7 40. Qxb6 Qf6 41. Qxc5+ Kf7 42. Qe3 0-1

Рашид Гибятович был очень импульсивной натурой и сильно переживал поражения. Видимо, переживания сказались и поэтому, в следующем туре Нежметдинов практически без игры на 23 ходу в лучшей позиции согласился на ничью, и в итоге ему не хватило до нормы гроссмейстера 1.5 очка. Он набрал 8.5, а надо было 10. То, что через шесть лет после пика успехов, в немалом возрасте - 52 года, - на излёте, Нежметдинов набрал 85% от нормы гроссмейстера, подтверждает - на пике карьеры, в пору своих звездных успехов, играл Рашид Гибятович в силу гроссмейстера, просто не было ни одной возможности эту норму выполнить нигде и никогда! После же 46 лет выдерживать напряжение турнира было ему уже физически тяжело. К тому же память уже не так схватывает новинки, счет притупляется. Это физиология организма человека. Нежметдинов был уверен, что если бы эту партию у Антошина он выиграл, то норму бы выполнил. Многих, с кем он эмоционально делился своим горем, он убеждал. Очевидно, что если бы он выиграл эту партию, быстрой ничьи на следующий день не было бы...

Таким образом, по мнению Рашида Гибятовича, всё решила только одна клетка шахматной доски. Ему было очень обидно. Он считал, что если бы пошел слоном на одну клетку дальше, то стал бы гроссмейстером. Нелепая случайность! Хотя ничего случайно не бывает.

По моему скромному мнению, Нежметдинову не понравился ход Bа8 потому, что после него, возможно, пришлось бы долго реализовывать материальный перевес, а он хотел обязательно поставить мат - сказалась тяга к атаке в ущерб технике... Почему я так думаю? Я знаю его шахматные пристрастия. Вот примеры. Однажды показывал нам какую-то красивую комбинацию, но она оказалась с дыркой. Все анализировали различные варианты и радовались, что удалось найти опровержение. Подошел Нежметдинов, смешал шахматы и сказал: «Такую красоту испоганили». Он так расстроился, что занятие объявил прекращенным.

Или вот. Одно из занятий он начал так. «Я не понимаю, почему за красивую игру не дают разряды. Сейчас я покажу вам партию, проведённую перворазрядником. За неё я бы сразу присвоил ему звание мастера». Шахматная красота была ему дороже шахматной правды. Именно поэтому он остался «гроссмейстером красоты», а не просто шахматным гроссмейстером.

Но спорт есть спорт. А шахматы - это спорт!


Сочинский международный турнир 1964 года. Таблица взята из журнала «Шахматы»  Рига 1964 №21


ОРИГИНАЛ


  


Смотрите также...