Ирина Лымарь: "Не понимаю, что мешает ФИДЕ разработать правила по предупреждению читерства"

Понедельник, 15.04.2013 17:39

Беседа гроссмейстера с адвокатом о правовых аспектах проблемы компьютерных подсказок в шахматах.

Олег КОРНЕЕВ: В сегодняшней беседе речь пойдет о массовой эпидемии, захлестнувшей ныне шахматные турниры, - об использовании рядом шахматистов (а иногда и людьми, едва знающими, как ходят фигуры) компьютерных подсказок во время партий или, как это называют в шахматной среде, о "читерстве" (от англ. to cheat — плутовать, мухлевать, жульничать).

Для людей далеких от шахмат сообщаю, что уже более десяти лет шахматные программы играют сильнее первых номеров мирового шахматного рейтинга, и на сегодня в гипотетическом матче из десяти партий сильнейшего шахматиста мира с сильнейшей шахматной программой ожидаемый результат будет примерно 9-1 в пользу программы. Это позволяет понять, сколь огромное преимущество над противником получает шахматист, пользующийся компьютерными подсказками во время партии.

Нередко судьи и организаторы проявляют чрезвычайную толерантность к предполагаемым читерам, что, по-видимому, объясняется тем, что деньги и рейтинговые очки читеры изымают из карманов шахматистов, а не судей и организаторов.

Ирина, Вы яркий человек - международный гроссмейстер по шахматам и известный адвокат. Трудно найти лучшего собеседника по данной теме. Как, по-Вашему, следует действовать шахматисту, если у него возникли подозрения в нечестной игре со стороны противника, а судьи и организаторы бездействуют? Какие есть методы, кроме общепринятых - беготня за предполагаемым читером по туалетам и курилкам, заглядывание противнику в уши, вопросы типа "где прячешь компьютер, гад?", угрозы вроде "пошли на улицу и поговорим" или предложение ничьи даже низко квалифицированному шахматисту? Ведь в некоторых случаях подобные действия могут закончиться различными эксцессами и проблемами с местными правоохранительными органами.

Ирина ЛЫМАРЬ: Вот именно. С такими "методами" решения проблемы, боюсь, моя помощь уже может понадобиться шахматисту, "жаждавшему справедливости". И кому нужна такая "справедливость", если она обходится столь дорого для самого шахматиста?  Кажется, решение проблемы лежит в несколько иной плоскости. И дело здесь, как мне представляется, вовсе не в самих читерах - людях, использующих нечестные методы игры, а в том, по какому праву они это делают. Думаю, делают они это, в первую очередь, потому, что эта, с позволения сказать, деятельность, фактически не запрещена (морально-этическую сторону вопроса пока оставим), а то, что не запрещено законом – разрешено. Поэтому, безнаказанно.

Вот мы с Вами, Олег, пытались найти, имеется ли хоть одно правило, положение, пункт, в котором было бы четко указано, что именно данный вид деятельности (подсказки с помощью компьютерных программ) запрещены правилами…

О.КОРНЕЕВ: Вот пункт 12.3 Правил ФИДЕ: "Во время партии игрокам запрещается использовать любые заметки, источники информации, советы или анализировать партию на другой шахматной доске".

И.ЛЫМАРЬ: Запрещены "источники информации"? Это что, по-Вашему?

О.КОРНЕЕВ: Не уверен, но думаю, что, в том числе, и использование компьютера…

И.ЛЫМАРЬ: Вы не уверены. И я не уверена. Более того, учитывая нынешние масштабы читерства, таких неуверенных немало. Возможно, они даже уверены, что правила и законы не нарушают. А понятия нравственности, морали и честности у всех людей разные.

Кстати, есть ли в правилах ФИДЕ санкция за нарушение пункта 12.3? Дисквалификация, штраф, исправительные работы? Может, арест имеется?

О.КОРНЕЕВ: Никакое наказание не указано.

И.ЛЫМАРЬ: То есть мы не видим четкого правового механизма пресечения данного вида деятельности. Потому как этого механизма пока нет. Но даже и то, что имеем в пункте 12.3, лежит вне зоны ответственности нарушителя.

О.КОРНЕЕВ: Две главные проблемы, которые я как шахматный профессионал вижу для искоренения читерства - отсутствие правового механизма и уже упомянутый факт, что основной урон читеры наносят шахматистам, а полномочиями бороться с этим мошенничеством наделены лица, не имеющие прямых потерь от действий мошенников за шахматным столом. Часто приходится слышать от организаторов и судей в ситуациях подозрений на читерство: "Ну, и что мы можем сделать? Потребовать вывернуть карманы? А он может отказаться, и что тогда?"

И.ЛЫМАРЬ: Да, организаторам и судьям в подобных ситуациях приходится особенно нелегко, но не в их компетенции производить личный досмотр участника, который кому-то там не понравился или у кого-то в отношении такого игрока возникли подозрения в нечестной игре.

О.КОРНЕЕВ: Понятно, что личный досмотр, даже будучи разрешенным, является весьма неприятной процедурой и для досматривающих, и для досматриваемого. Но необходим ли он для того, чтобы вывести читера на чистую воду? Ведь профессиональные шахматисты знают, что процент совпадений ходов человека с рекомендациями компьютерных программ в миттельшпиле и многофигурном эндшпиле около 60-70 процентов даже у сильнейших шахматистов мира. У программ, в отличие от человека, другой алгоритм поиска хода, где в основе лежит глубокий и широкий счет вариантов, превышающий возможности человека тысячекратно.

То есть регулярный зашкаливающий процент совпадений ходов шахматиста с рекомендациями шахматных программ является фактически явным свидетельством использования им компьютерной помощи во время партии. В такой ситуации вопрос "играет он честно или нет?" уже не стоит. Остается лишь вопрос "как он получает компьютерные подсказки?", на который порой очень трудно дать ответ. Но нужно ли давать ответ на него, если сам факт компьютерных подсказок столь очевиден? Можно ли столь явное проявление помощи со стороны шахматных программ, как регулярно зашкаливающий процент совпадения ходов шахматиста с компьютерными рекомендациями, считать достаточным аргументом для исключения игрока из турнира и дисквалификации без обысков, досмотров и поиска "вещественных доказательств"? На мой взгляд, ответ - однозначное "да". А каково Ваше мнение?

И.ЛЫМАРЬ: На мой взгляд, "зашкаливающий процент" будет являться необходимым и достаточным доказательством нечестной игры, однако все это (вплоть, возможно, до конкретного процента совпадений с программой) должно быть надлежащим образом предусмотрено в правилах или иных положениях ФИДЕ. В международных правилах должна официально существовать процедура действий игроков, судей и самой ФИДЕ в подобных ситуациях. Тогда это будет легитимно, правильно. Главное – никакой самодеятельности, самоуправства.

Честно говоря, я не понимаю, что мешает ФИДЕ, изучив уже довольно большой объем партий, в которых игроки пользовались компьютерными подсказками, разработать правила по предупреждению такой деятельности и ответственность за их нарушения. Я не вижу здесь большой проблемы.

Еще раз подчеркну, что необходимо разработать единые унифицированные правила, обязательные для всех участников-шахматистов, организаторов и федераций. Если последние, конечно, хотят чтобы проводимые ими турниры были обсчитаны по правилам ФИДЕ. Это для начала.

Что касается практической стороны вопроса, то в этой части имеются определенные трудности. Но, думаю, они вполне решаемы. Я, например, склоняюсь к тому, чтобы все участники перед туром любого соревнования проходили через металлодетектор (рамку), как при прохождении личного досмотра в аэропорту.

О.КОРНЕЕВ: На последней шахматной Олимпиаде в Стамбуле такой металлодетектор был установлен.

И.ЛЫМАРЬ: Что же, грамотный шаг со стороны организаторов. При этом на входе в игровой зал должны оставаться все средства связи, если таковые при себе имеются: от мобильных устройств до переносных компьютеров. Таким образом, решатся многие вопросы, в том числе и личной безопасности (что, согласитесь, немаловажно в наш неспокойный век!). В конце концов, верхнюю одежду тоже оставляют в гардеробе. Кроме того, считаю важным возложить на судейский корпус задачу контроля игры отдельных участников, в отношении которых имеются подозрения в нечестной игре, например, путем изучения их партий после тура с помощью шахматных программ. В случае же выявления достоверных данных об использовании участником шахматной помощи извне, судья обязан направить соответствующее представление на данного участника в ФИДЕ с целью применения к нему заранее предусмотренных, в таких случаях, санкций.

О.КОРНЕЕВ: В вопросах борьбы с читерами меня удивляет чрезвычайная мягкость наказания. Вор-карманник крадет кошелек с парой сотен рублей и в первый раз может получить за это до двух лет лишения свободы (ст. 158 УК РФ). Читер же крадет у шахматистов суммы намного большие, снижает их место в мировом рейтинге, уменьшая, таким образом, их гонорары в шахматных турнирах. Ваше мнение как специалиста - под какую статью УК попадает читерство?

И.ЛЫМАРЬ: Вы ожидаете услышать, что такого рода деятельность по российскому уголовному закону должна быть квалифицирована как мошенничество? В таком случае, вынуждена разочаровать: читерство не подпадает под признаки преступления, предусмотренные ст. 159 УК РФ ввиду отсутствия прямого хищения имущества. По смыслу закона тут можно скорее говорить о квалификации таких деяний по ст. 165 УК РФ: причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием, поскольку речь идет об упущенной выгоде или неполученном доходе, который игрок мог бы получить, если бы другой играл с ним по правилам fair play. Однако и здесь возникают вопросы в части квалификации: нельзя со стопроцентной вероятностью утверждать, что победа (а значит и неполученные доходы в размере призового фонда) всегда будет за более сильным игроком, с более высоким рейтингом и званием, играй они "на равных".

О.КОРНЕЕВ: Какие организации и должностные лица могут и должны инициировать расследования и возбуждение уголовных дел в случаях поимки читера с поличным?

И.ЛЫМАРЬ: Опять же - кто, как, на основании чего, в какие сроки,.. – все это, на мой взгляд, должно быть четко регламентировано в правилах ФИДЕ. На "нет" и суда нет. При сегодняшнем положении дел все зависит, так сказать, от желания и доброй воли чиновников мировой шахматной федерации.

О.КОРНЕЕВ: Если лица и организации, обязанные принимать меры по борьбе с читерами, бездействуют, то можно ли их самих привлечь к ответственности за игнорирование своих обязанностей? Куда и как следует обращаться шахматистам, пострадавшим от деятельности читеров и бездействия тех, кто читерскую деятельность обязаны были пресекать?

И.ЛЫМАРЬ: Намек на привлечение ФИДЕ к ответственности за бездействие в отношении читеров? Как Вы это представляете? Это организация, объединяющая свыше 170-ти шахматных федераций мира. Альтернативы у нее нет, и в ближайшее годы не будет. Это монополия в шахматах. Да, сейчас принято критиковать ФИДЕ по поводу и без, но всегда легче кого-то критиковать, чем что-либо сделать. Однако в нашем случае вынуждена отметить, что ФИДЕ ведет себя так, словно проблемы читерства не существует.

Какой выход я вижу в сложившейся ситуации? Трудно сказать, но думаю, нашла бы возможность лично встретиться с президентом ФИДЕ с конкретным, разработанным проектом дополнений в правила ФИДЕ, касающихся борьбы с читерством. Мне представляется, что Кирсан Николаевич, как человек умный и рассудительный, прислушается и найдет возможности для воплощения такого законопроекта в правилах или иных положениях ФИДЕ. К слову, не удивлюсь, если он и слышать не слышал о такой серьезной проблеме в шахматах, как читерство.

Одновременно, как юрист, адвокат, считаю необходимым создать при ФИДЕ что-то типа Шахматного арбитража, который состоял бы, например, из двух шахматных судей ФИДЕ и одного-двух профессиональных юристов. Вот там и можно разбирать все жалобы, а также нарушения тех или иных правил ФИДЕ, в том числе представления судей (см. выше) в отношении недобросовестных шахматистов с применением к последним санкций, предусмотренных правилами ФИДЕ. Уверяю Вас, нечестных на руку игроков, а равно и организаторов, нарушающих правила и этических нормы ФИДЕ, значительно поубавилось бы.

О.КОРНЕЕВ: Хотелось бы узнать Ваше мнение по такому громкому случаю. На шахматной Олимпиаде 2010 года в Ханты-Мансийске группа шахматистов из сборной одной европейской страны была обвинена собственной национальной шахматной федерацией в использовании компьютерных подсказок и наказана временной дисквалификацией. Обвиненные попытались оспорить это решение в гражданском суде, но после многомесячного процесса суд их иск отклонил, насколько я понял из недавно опубликованной в рунете информации. После чего ФИДЕ вернуло рейтинговые потери пострадавшим от деятельности сей группы.

Напрашивается вопрос: если отказ гражданского суда в отмене дисквалификации и действия ФИДЕ по возвращению рейтинга являются подтверждением справедливости обвинений упомянутых выше лиц в использовании компьютерных подсказок во время партий Олимпиады-2010 (что помимо "выигрыша" приза за лучший результат на Олимпиаде понизило в итоговой классификации ряд национальных сборных с вытекающими для них денежными потерями вроде невыплаты премий от национальных шахфедераций за хороший результат), то не является ли ФИДЕ, под чьей эгидой проходят шахматные Олимпиады, обязанной в такой ситуации не только вернуть рейтинг пострадавшим от деятельности шахматных мошенников, но и инициировать возбуждение уголовного дела по деятельности упомянутой группы лиц?

И.ЛЫМАРЬ: Честно говоря, мне трудно комментировать решение суда, не имея его текст перед глазами. Как и решение самой федерации о дисквалификации игроков. Что же касается обращений шахматистов в целом по тому или иному вопросу, например, в российские гражданские суды общей юрисдикции, то, с одной стороны, это правильно – каждый гражданин вправе обратиться в суд за защитой своих нарушенных прав, с другой стороны, – когда я представляю лицо судьи, выслушивающей доводы истца "об украденных рейтингах, неподсчитанных турнирах, липовых партиях и туалетных скандалах", то мне его (или её) откровенно жаль. При всем моем уважении к работе судьи, не может человек далекий от шахматной специфики разобраться во всех её тонкостях и вынести грамотное, справедливое решение. Объективно сложно. Особенно когда на полке тебя ждут еще 50-60, а то и больше, дел. Наши суды перегружены работой. Им точно не до решения шахматных исков. Поэтому и решения судов при рассмотрении подобных дел зачастую бывают формальными, поверхностными.

Именно поэтому, возможно, следует создать свой Шахматный международный суд (арбитраж) при ФИДЕ, где шахматисты, совместно с парой привлекаемых на стороне опытных юристов, могли бы рассмотреть и решить ряд своих шахматных дел, так сказать, "внутри коллектива", где все говорят на одном языке – шахматном.

О.КОРНЕЕВ: Сами шахматисты, особенно профессиональные, очень заинтересованы в искоренении читерства. По логике, инициатива жестких античитерских мер должна исходить в первую очередь от шахматного профсоюза. Аналог такого профсоюза имеется - Ассоциация шахматных профессионалов (АШП). Для меня очевидно, что в столь сложных вопросах как борьба с читерством, затрагивающих международное право, роль юристов является ведущей. Помнится, что одним из первых руководителей ФИДЕ в послевоенное время был юрист - швед Рогард, под профессиональным руководством которого ФИДЕ приняло ряд важных норм и законов, упорядочивших ситуацию в шахматном мире.

Не кажется ли Вам, что в нынешней тревожной ситуации для шахмат (где читерство далеко не единственная проблема, хотя, пожалуй, острейшая) опытный юрист в руководстве АШП был бы чрезвычайно полезен для профессиональных шахматистов в силу того, что решение первоочередных на сегодня задач, стоящих перед профессиональными шахматами, требуют глубокого знания законов и создания ряда новых норм и правил?

И.ЛЫМАРЬ: АШП – аналог профсоюза? Интересно… На чем основываются такие выводы?

О.КОРНЕЕВ: Ну, АШП помогает шахматистам, представляет их интересы, проводит турниры…

И.ЛЫМАРЬ: В чем конкретно такая помощь выражается? Проводить турниры - не значит защищать или представлять интересы шахматистов.

О.КОРНЕЕВ: Например, более 700 подписей собрали и направили в ФИДЕ под требованием принять античитерские меры.

И.ЛЫМАРЬ: Сейчас, на мой взгляд, мода на сбор подписей.  Так что в этом плане АШП действительно шагает в ногу со временем. Но напомню, что профсоюз – это добровольное объединение людей одной профессии или деятельности с целью защиты и представления своих прав, в том числе в судах. Что же касается роли юристов в шахматном движении, то вообще-то давно пора приобщить их к прекрасному.

Сейчас смотрю: при ФИДЕ создано 17 комитетов на любой вкус и цвет, но юридического или правового не нахожу. О чем это говорит? О том, что шахматы – игра древняя, и, по-видимому, там и осталась. В древности. Поэтому малоинтересна она спонсорам и меценатам. За столько времени пора было уже определиться, что есть шахматы: спорт, искусство, наука или просто игра для дворов, парков и первой десятки топ-игроков? Сегодня в шахматах, как никогда, сильна спортивная составляющая, то есть шахматы рассматриваются как вид спорта. Однако весь мир спорта давно живет по правилам fair play - это мир, в котором существуют единые для всех спортсменов нормы поведения, при этом отношения между спортсменами строятся на основах этики и взаимного уважения. За нарушение правил следуют жесткие меры, вплоть до пожизненной дисквалификации. Так почему шахматисты не способны навести порядок в своем хозяйстве? Тысячи юристов, так или иначе, работают в области спортивных технологий, помогают спортсменам грамотно выстраивать личные контракты, представляют и защищают интересы последних на переговорах, в спортивных арбитражах и так далее. Кстати, пример сестер Косинцевых в этом плане показателен: захотел сегодня игрок играть – играет, завтра передумал - отказался. И всё. Никаких предусмотренных контрактом юридических обязательств у него нет. Свободный агент и никому ничего не должен.

Подводя итог, могу сказать, что в сравнении с другими видами спорта шахматы остались любительским видом, где царит некий правовой хаос, где каждый сам за себя. Шахматы так и не стали профессиональным спортом, в котором права и обязанности спортсмена закреплены в контрактах, а также защищены законом (правилами) и судом. По-моему, пришло время эту ситуацию менять.

О.КОРНЕЕВ: Ирина, большое спасибо, что Вы нашли время ответить на вопросы, которые, вероятно, волнуют очень многих шахматистов.




Смотрите также...

  • Сегодня в Живом Журнале появилось сообщение от Эмиля Сутовского под заголовком "Голосуй, или...":

    "Проблема компьютерных подсказок в шахматах становится всё более актуальной. Чуть ли не каждый месяц вспыхивает новый скандал, связанный с обвинениями в читерстве. АШП давно ищет пути решения этой проблемы, но дело не сдвинется с мертвой точки, пока ФИДЕ не примет необходимые меры, по сути обязав организаторов ужесточить контроль за компьютерными подсказками.

  • Е.СУРОВ: С нами Владимир Крамник. Приветствую вас! Скажите, когда две партии белыми на старте, есть ли у вас какая-нибудь особенная стратегия? Ясно, что таких случаев в вашей практике, наверное, было бесчисленное количество в разных турнирах. Надо ли по максимуму набрать очки на старте? Или это всего лишь обычный турнир?


  • Перевод с английского - Chess-News
    English version

    Факты

  • Сегодня в ходе прямой трансляции партий Гран-При на официальном сайте турнира гроссмейстер Сергей Тивяков побеседовал с членом Комитета по борьбе с нечестной игрой Юрием Гарретом.

  • Все время удивляюсь, как шахматисты не уважают сами себя, свой труд. Неудивительно, что и организаторы их за людей не считают, причем уже на турнирах, как видим, самого высокого уровня. Такое впечатление у меня сложилось, глядя на то, в каких условиях прошла Олимпиада в Тромсё.

  • Интервью с представителями АШП, опубликованное на официальном сайте 40-й шахматной Олимпиады, содержит ряд грубых высказываний в мой адрес, поэтому я считаю обязательным высказаться по этому поводу:

  • 1) Запрет прямой трансляции шахматных партий без 1-часовой задержки. В настоящее время большое количество шахматных сайтов ведет прямую трансляцию партий с компьютерным анализом (оценкой позиции, лучшими ходами). Достаточно всего несколько секунд и любого компьютера или телефона, чтобы смошенничать.

  • Открытое письмо шахматному сообществу


    Перевод Chess-News   English version

  • Е.СУРОВ: Илья Владиславович, вы играете в какую-то игру с Каспаровым?

    И.ЛЕВИТОВ: Нет, с Каспаровым, к сожалению, я ни в какую игру не играю. А я так и не понял – не успел прочесть, - что он там сказал, мой турецкий друг?

    Е.СУРОВ: Он назвал вас точно так же другом и сказал, что вы играете в свою игру с Каспаровым за спиной Дворковича.  

  • В последние годы ФИДЕ приняла много безобразных правил. Я с ходу могу назвать штук двадцать таких, которые нужно немедленно отменять. Но заострить внимание сегодня хотел бы на одном из них: поражение за звонок телефона.