Михаил Ходарковский, Ирина Круш: "Одесские корни всему виной"

Время публикации: 15.03.2013 22:00 | Последнее обновление: 13.02.2015 03:55
Аудио: 

You may need: Adobe Flash Player.

Е.СУРОВ: Мы в Астане, последним вечером, вместе с двумя видными членами американской сборной – капитаном Михаилом Ходарковским и ведущим игроком (на этом турнире – уж точно) Ириной Круш. Хотя, она играла на второй доске – по поводу этого у меня еще будут вопросы. Но пока я спрошу Михаила. На мой взгляд, команда США – самая противоречивая и непредсказуемая команда турнира, поскольку обыграть может любого, но и потерять очки тоже может с любой командой. Как бы вы объяснили это?

М.ХОДАРКОВСКИЙ: Очень просто. Надо знать историю команды одесского «Черноморца». Она играла с московским «Спартаком» - могла обыграть; играла с ивановским «Текстильщиком» - могла проиграть. А учитывая, что Ира и я – коренные одесситы…

Е.СУРОВ: Вот я об этом забыл сказать.

М.ХОДАРКОВСКИЙ: …То мы вполне вписываемся в тот колорит одесского «Черноморца» образца семидесятых годов.

Е.СУРОВ: Кстати, мы разговариваем за бильярдным столом, и Ирина, по-моему, крушит всех не только за шахматной доской, но и на бильярде тоже. У вас что, есть специальные навыки?

И.КРУШ: Нет, просто мне нравится в бильярд играть. Но я не особенно хорошо это делаю.

М.ХОДАРКОВСКИЙ: Шары – как фигуры: нельзя ей подставлять. Она их забивает.

И.КРУШ: Просто везет мне.

Е.СУРОВ: Вы играете в «Американку»?

М.ХОДАРКОВСКИЙ: В «Американку», да.

Е.СУРОВ: Значит все-таки одесские корни – объяснение?

М.ХОДАРКОВСКИЙ: Да. Тем более, мы сейчас в Астане, а здесь в свое время играл «Кайрат» - еще одна команда чемпионата СССР по футболу. Но Ира, наверное, не помнит эту команду.

Е.СУРОВ: А вы, я смотрю, футбольный болельщик со стажем.

М.ХОДАРКОВСКИЙ: Да, это правда.

Е.СУРОВ: С тех пор, как переехали в США, продолжаете следить за российским чемпионатом?

М.ХОДАРКОВСКИЙ: За российским – не очень, а европейский футбол продолжаю смотреть все эти годы. У меня не было любимой российской команды – я болел за «Черноморец» всегда. Две другие любимые команды были киевское и тбилисское «Динамо». Соответственно, когда встречались со «Спартаком» или ЦСКА, очень радовались, когда побеждали.

Е.СУРОВ: А сейчас за выступлением «Черноморца» и вообще украинского чемпионата не следите?

М.ХОДАРКОВСКИЙ: Нет.

Е.СУРОВ: Не тот футбол стал?

М.ХОДАРКОВСКИЙ: Трудно сказать. Все меняется. Новое поколение, новые игроки, новые тенденции. Надо воспринимать это так, как есть.

Е.СУРОВ: Ясно, что «Черноморец» и другие столичные клубы настраивались на «Спартак» по-особенному. Правильно ли я понимаю, что на сборную России вы тоже по-особенному настраиваетесь? Вы её обыграли в этом турнире.

М.ХОДАРКОВСКИЙ: На лидеров всегда настраиваются по-особенному, в любом виде спорта. Это ни для кого не секрет. Продолжая аналогию – «Черноморец» всегда был командой-середняком в Высшей лиге. Естественно, она могла обыграть любую, и даже однажды выиграла бронзовые медали чемпионата, но за чемпионство никогда не боролась.

Е.СУРОВ: Ирина, а вас не обижает, что вашу команду капитан причисляет к середнякам?

И.КРУШ: Нет, я не обижаюсь, потому что по факту так и есть – мы здесь пятые по коэффициенту. Понятно, что у нас не профессиональная команда, как у России, Украины, Грузии, Китая.

Е.СУРОВ: А что это значит – «непрофессиональная команда»?   

И.КРУШ: Просто они более серьезно занимаются шахматами, чем мы. На сборы ездят…

Е.СУРОВ: Команда США не ездит на сборы?

М.ХОДАРКОВСКИЙ: Нет. У нас нет такого – «сборы». Каждый занимается своим делом, и команда фактически встречается на чемпионате. Порой получается так, что мы встречаемся, и смена часовых поясов сказывается на нас в начале чемпионата. Может быть, в какой-то степени она сказалась и здесь, потому что разница во времени с восточным побережьем США была одиннадцать часов, с западным – четырнадцать. Разница огромная. День – это ночь, а ночь – это день.

И.КРУШ: Хочу добавить, что я согласна: мы – команда, которая может выиграть у любого соперника. Это мы уже показывали не в одном соревновании. Поэтому наша команда достаточно опасная. Да, мы можем еле-еле выиграть у Турции, сыграть вничью с Казахстаном – это все неудивительно. Но то, что мы можем выиграть у России – это тоже неудивительно. У американской команды вообще это есть. И у мужчин тоже.

Е.СУРОВ: Так мужчины тоже обыграли Россию!

И.КРУШ: Да, вот именно, у них есть это качество. Объективно они слабее команда, но что-то есть в американской сборной такое…

Е.СУРОВ: Вы читали на нашем сайте не так давно высказывание Гаты Камского? Речь шла о сборной России в связи с отказом сестер Косинцевых играть в ней. И Гата объяснял, чем отличается американская команда…

И.КРУШ: Чем? Я не читала.

Е.СУРОВ: Я боюсь передать его слова неточно, но смысл в том, что в американской команде нет никаких «накачек», все абсолютно демократично.

И.КРУШ: Да.

Е.СУРОВ: Больше того, с игроками советуются по поводу выбора главного тренера, капитана.

И.КРУШ: Да.

Е.СУРОВ: Это так?

И.КРУШ: Это так. У нас нет никакого напряжения, когда играешь.

М.ХОДАРКОВСКИЙ: Американская федерация предпочитает для отбора в команду использовать объективный критерий.

Е.СУРОВ: Объективный критерий – это рейтинг?

М.ХОДАРКОВСКИЙ: Это рейтинг и количество партий, сыгранных в течение последних двенадцати месяцев. Если сыграно меньше положенных партий, то это штрафуется. Есть математический критерий приглашения в команду. Капитан команды не выбирает себе игроков.

И.КРУШ: Наоборот – игроки выбирают капитана!

М.ХОДАРКОВСКИЙ: У нас нет тренерского совета. Есть объективный, демократичный способ выбора игроков. Хорошо это или плохо? Наверное, есть плюсы и минусы. Но факт остается фактом.

Е.СУРОВ: Ирина, а как вы выбираете капитана? Как это происходит?

И.КРУШ: В принципе, в последнее время мы ничего особенного не делаем, потому что Майкл – наш капитан уже много лет.

Е.СУРОВ: И он вас устраивает?

И.КРУШ: Он нас устраивает, и ничего менять не надо.

Е.СУРОВ: А чем он вас так устраивает? Что в нем такого, что уже много лет он фактически не имеет альтернативы?

И.КРУШ: В организационном плане он очень хорош. Все детали для нас решает. Поддерживает нашу команду, когда нужно с федерацией разговаривать. Хорошо представляет наши интересы. Ко всем игрокам хорошо относится, и все чувствуют, что он с ними честен.  

Е.СУРОВ: А во время турнира как происходит выбор игроков на конкретный матч?

М.ХОДАРКОВСКИЙ: Я анализирую как статистику, так и состояние каждого игрока. В первую очередь, надо знать своих игроков…

И.КРУШ: Да, Майкл нас хорошо знает.

М.ХОДАРКОВСКИЙ:..Их самочувствие, их форму, их вкусы, плюсы и минусы. И, естественно, знать, с кем играем. И тогда уже опыт достаточен для того, чтобы сориентироваться. Ошибок не было, по-моему, в определении состава в этом чемпионате.

Е.СУРОВ: А вот как получилось так, что Ирина в этом турнире играла на второй доске?

М.ХОДАРКОВСКИЙ: А у нас очень все демократично. Есть объективная форма. И я придерживаюсь этого критерия, чтобы не было никаких разговоров о каком-то фаворитизме к какому-либо игроку. Ира была выше по рейтингу – она играла на первой доске; Аня [Затонских] выше по рейтингу – Аня играла. Причем бывали ситуации, когда, допустим, Аня была чемпионкой США, а у Иры был выше рейтинг, и тогда Ира играла на первой доске. Учитывая, что у нас отбор в команду такой, то совершенно естественно придерживаться этой позиции до конца. И тогда не будет никаких конфликтов ни в команде, ни вне команды. А самое главное – чтобы команда могла спокойно себя чувствовать. Задача капитана – быть объективным по отношению к своим игрокам и к обстановке на турнире.

Е.СУРОВ: Сколько лет вы уже капитан команды США?

М.ХОДАРКОВСКИЙ: С 2004-го, но пропустил один год – 2006-й.

Е.СУРОВ: Неужели ни одного мало-мальского конфликта не возникло за эти годы?

М.ХОДАРКОВСКИЙ: Это Ира пусть скажет. Я не помню.

И.КРУШ: Конфликта какого плана?

Е.СУРОВ: Ну, какого-то недопонимания…

И.КРУШ: В плане того, о чем сейчас Майкл рассказывал, у нас конфликтов не было. Насчет доски, кто где играет, каким составом выйти – нет, у нас не очень конфликтная команда в этом смысле.

Е.СУРОВ: Вопрос, который меня давно интересует. С таким подходом, который у вас есть – демократическим, в самом хорошем смысле этого слова, – можно ли претендовать на золотые медали?

М.ХОДАРКОВСКИЙ: Мы выиграли две медали на Олимпиадах: в 2004-м серебряную и в 2008-м – бронзовую.

И.КРУШ: Зависит от состава игроков. Если у нас состав, как в 2004-м году – Жужа [Полгар], я и Аня, - то мы реально претендовали на золотые медали. Я думаю, здесь подход – не самое главное, а всё зависит от объективной силы игроков. Если у нас будет состав, как у России – мы можем на одно претендовать; если состав, как сейчас – на другое.

Е.СУРОВ: А у вас может быть состав, как у России?

И.КРУШ: Да. Если они приедут к нам!

Е.СУРОВ: «Если» или «когда»?

М.ХОДАРКОВСКИЙ: Если, если… Это гипотетический вопрос. У нас же доморощенных не так много.

И.КРУШ: Команда формируется, когда люди к нам приезжают. У нас вся команда такая – приезжие люди.

М.ХОДАРКОВСКИЙ: Мы никого конкретно не имели в виду.

И.КРУШ: Да, мы просто пошутили. Так вот, у нас мало игроков, которые выросли в Америке. Только я и Татев [Абрахамян].

Е.СУРОВ: А с чем это связано, как вы считаете?

М.ХОДАРКОВСКИЙ: Девочек вообще меньше играют в шахматы. А в подростковом возрасте их становится еще меньше, играть становится тяжелее. И в американских семьях не видят особенной перспективы для девочек, зачем заниматься этим профессионально. Это главная причина. Если говорить о мальчиках, то смысл в том, чтобы заниматься шахматами профессионально, видят только некоторые. Но все равно это больше, чем было раньше.

И.КРУШ: Например, родители Роберта Хесса не думают, что этим стоит заниматься профессионально. Мои родители тоже не думают.

М.ХОДАРКОВСКИЙ: Но такой, как Рэй Робсон – его родители, может, и думают так…

И.КРУШ: Да, отец Рэя Робсона очень поддерживал.

М.ХОДАРКОВСКИЙ: А у девочек вообще нет такого. Потому что они объективно спрашивают: какое будущее? Смогут ли этим зарабатывать на жизнь? Мы должны быть честны и сказать, что, конечно, это очень тяжело. Можно, но тяжело.

Е.СУРОВ: Ведущие шахматистки США – насколько обеспеченные люди?

И.КРУШ: Совсем необеспеченные. Сейчас, конечно, у нас дела получше, потому что очень хороший спонсор в Сент-Луисе. Хотя бы чемпионаты США проходят с большим призовым фондом. Реально только игрой тяжело себя обеспечить. По крайней мере, человеку моего уровня. Надо давать какие-то уроки, что-то такое делать…

Е.СУРОВ: То есть все равно об этом думаешь постоянно?

И.КРУШ: Да. Потому что жизнь необеспечена. Ты сам должен работать, чтобы её обеспечивать. И каждый день практически об этом думать. Но я не жалуюсь.

Е.СУРОВ: Федерация шахмат США какое участие принимает в жизни ведущих шахматистов, в жизни сборной?

М.ХОДАРКОВСКИЙ: Федерация посылает команду на чемпионаты мира, на континентальные чемпионаты и на Олимпиаду. Все спортивные федерации в США – негосударственные организации. Государство в Америке не поддерживает никакие виды спорта, в том числе шахматы. Американская шахматная федерация – это организация, которая содержится на взносах её членов.

И.КРУШ: И на разных соревнованиях, которые они проводят.

М.ХОДАРКОВСКИЙ: Безусловно. US-Open, например. Хотя, и этот турнир нерентабельный.

И.КРУШ: Может быть, спонсоры какие-то деньги дают.

М.ХОДАРКОВСКИЙ: По сути дела, негосударственная организация, которая является неприбыльной, старается, чтобы команда поехала на чемпионат. Но, опять-таки, гонорары, которые федерация в силах даже при помощи спонсоров оплачивать, не соответствуют тем гонорарам или премиальным, которые получает, например, российская команда.

Е.СУРОВ: А речь идет и о гонорарах, и о бонусах? То есть вам платят и за участие, и за результаты?

И.КРУШ: У нас есть бонусы, да.

М.ХОДАРКОВСКИЙ: Бонус символический, поощрительный. А так – гонорар за участие.

И.КРУШ: Но, в принципе, гонорар нормальный.

М.ХОДАРКОВСКИЙ: Нормальный, но опять-таки – скромный. Достаточно скромный для человека, который зарабатывает себе этим на жизнь. Это больше престиж – представлять свою страну, - чем способ заработка.

Е.СУРОВ: А вы думаете о том, как престижно представлять свою страну, перед турниром?

И.КРУШ: Знаете, я как-то не думаю об этом таким образом, потому что все-таки к этому привыкла – я с 14-ти лет играю за США. Но я всегда рада представлять Америку. У меня всегда есть такое чувство – «Go USA!». И очень радуюсь, когда мы успешно играем. В этом турнире я очень обрадовалась не когда я выиграла у Саши Костенюк, а когда Вика выиграла у Гири и я увидела, что мы матч выиграли. Почувствовала, что мы сюда не зря приехали. В общем, я чувствую радость, представляя страну.

Е.СУРОВ: Вы вообще блестяще сыграли в этом турнире.

И.КРУШ: Да, здесь удалось. И по большому счету, я обычно удачно играю за команду. С моей первой Олимпиады в 1998-м году (мне тогда было четырнадцать лет) я как-то всегда играла нормально в этих командных соревнованиях. Иногда очень успешно, иногда средне успешно, но всегда довольно хорошо.

Е.СУРОВ: А обыграть Костенюк – особое удовольствие доставляет?

И.КРУШ: Ну, обыграть бывшую чемпионку мира, конечно, доставляет удовольствие, потому что Саша – очень хороший боец. У неё очень сильный характер, и я знаю, что играю с бойцом. И обыграть человека такого типа – приятно, да. Это не тот человек, который просто придет и сдастся тебе. Человек, который тоже хочет выиграть. И все-таки не все становятся чемпионами мира; выиграть нокаут-систему тяжело. Может быть, чемпионом становится не объективно сильнейший, но человек с хорошими игровыми качествами.

Е.СУРОВ: Если возвратиться к федерации – она перед турниром задачи ставит перед вами?

М.ХОДАРКОВСКИЙ: Нет. Они знают, что мы едем и сделаем максимум того, что сможем. Никакого давления нет. Допустим, меня федерация спросила: «на какие места вы рассчитываете?» Я ответил, на какие мы рассчитываем. И мы сейчас в зоне тех, на которые я рассчитывал. Но у нас нет такого, что если ты не взял медаль, тебя уволили с работы. Тебя, собственно, команда выбирает и команда увольняет. Или сам уходишь, когда устаешь.

И.КРУШ: Если ты, например, набрал ноль очков из девяти, а перед следующим турниром у тебя рейтинг будет нормальный, то тебя все равно возьмут в команду, никто ничего не скажет.

Е.СУРОВ: Вы все время называете Михаила Майклом…

И.КРУШ: Да, это его American имя… Я просто так привыкла. Вот Мишей я его не называю, не привыкла. Это было бы странно. Мишико – еще могла бы…

М.ХОДАРКОВСКИЙ: Да, вот Зура Стуруа меня называет Мишико, потому что он меня знает еще с тех пор, когда мы были молодыми.

Е.СУРОВ: В команде общаетесь, в основном, на английском языке?

И.КРУШ: По-разному. Нет, в основном, на русском даже, да?

М.ХОДАРКОВСКИЙ: Когда в команде все русскоязычные, говорим по-русски. Сейчас у нас в команде Сабина Фойсор, она румынка, русский не очень хорошо понимает, поэтому на собраниях говорим по-английски.

Е.СУРОВ: Свободное время как любите проводить? Командные есть мероприятия?

И.КРУШ: В этот раз единственное, что мы делали всей командой – гуляли.

М.ХОДАРКОВСКИЙ: Но очень холодно здесь.

И.КРУШ: Сначала я гуляла с Майклом, а перед матчем с Россией мы пошли гулять с Викторией Ни. Как раз я её пыталась настроить на этот матч, и удалось. Я ей сказала: всё возможно для того, кто верит. То есть она должна поверить, что это возможно для неё.

М.ХОДАРКОВСКИЙ: Учитывая, что она дебютант, это очень важно было.

И.КРУШ: Да. И еще до этого она играла как бы не очень успешно, а тут – матч с Россией. Нормальный человек думает: «какие у меня шансы?». И вот надо было её сознание поменять.

М.ХОДАРКОВСКИЙ: Я поверил в неё, выставил на матч. Она победила. И будучи запасной, дебютанткой, она сыграла шесть партий. Фактически матч у Турции выигран за счет её партии, ну и Ира с Викой одержали победы в матче против России. С Румынией в последнем она тоже хорошо играла, были шансы на выигрыш.

Е.СУРОВ: То есть вы проявили тренерское чутье, выставив Викторию на матч?

М.ХОДАРКОВСКИЙ: Ну да, опыт подсказал, что она может забить гол.

Е.СУРОВ: Мне не простят, если я вас не спрошу, во-первых, что вы думаете о ситуации в женской сборной России?

М.ХОДАРКОВСКИЙ: Это дело, в общем-то, российской федерации, российской команды. Нам-то что. Мы обыгрывали Россию и с сестрами в 2008-м году. Пусть они решают сами.

Е.СУРОВ: И второе: ходят слухи, что сестры могут перейти под знамена США.

М.ХОДАРКОВСКИЙ: В американскую федерацию могут перейти все. Только пусть заплатят взносы, и они будут членами американской федерации. Федерация будет рада. На Земле семь биллионов людей. Если каждый заплатит по 40 долларов, мы будем самая богатая федерация в мире.

И.КРУШ: Короче, никакого обращения не было с их стороны.

М.ХОДАРКОВСКИЙ: Нет, нет, не было.

И.КРУШ: Это просто какие-то слухи, и ничего реально за этим не стоит.

М.ХОДАРКОВСКИЙ: Дело в том, что американская федерация – это же не профессиональный клуб, который покупает каких-то игроков. Американская федерация никого купить просто не может – и по своему статусу, и по своему положению, потому что эта организация – общественная.

И.КРУШ: Там никто не сидит и не думает: как нам получить самую сильную команду и как отобрать игроков у других стран.

Е.СУРОВ: Я бы, например, на месте руководства федерации задумался: когда в команде имеется два ярковыраженных лидера – как укрепить команду так, чтобы она могла решать самые высокие задачи.  

И.КРУШ: А у нас такого нет.

М.ХОДАРКОВСКИЙ: Почему они должны думать, как укрепить? Мало ли какие конфликты существуют в каких-либо странах.

И.КРУШ: У них это не цель.

М.ХОДАРКОВСКИЙ: Более того, это будет, наверное, большой проблемой – удовлетворить потом просьбы и требования ведущих шахматисток, – где взять деньги. Если бы в нашу федерацию обратился спонсор или два спонсора, которые бы сказали: «мы хотим проинвестировать вашу команду», тогда – да. Но пока что таких заявок не было. Это всё спекуляции, которые, на самом деле, непонятно даже откуда идут и зачем. Точно так же можно сказать, что сестры могут играть за любую другую страну.

Е.СУРОВ: Спасибо. Это были Ирина Круш и Майкл…

И.КРУШ: …Ходарковский.

М.ХОДАРКОВСКИЙ: Чтоб не путать.

Е.СУРОВ: Действительно: Майкл Ходарковский – так, по-моему, даже лучше звучит.


  


Смотрите также...

  • Е.СУРОВ: Ирина Круш, поздравляю с победой! Это даже на моей памяти не первая победа американской команды над российской. Памятна уже восьмигодичной давности победа в Дрездене, тогда вы тоже выиграли у Костенюк на первой доске. Правда, тогда, по-моему, белыми фигурами.

  • Е.СУРОВ: Мы на открытии «Аэрофлота», которое уже закончилось. Алиса Галлямова, которая будет играть в «Аэрофлоте», рядом со мной. Алиса, вы теперь перешли на быстрые шахматы и блиц?

    А.ГАЛЛЯМОВА: Пока на быстрые. Во-первых, это отнимает не столько энергии, не так много дней, поэтому это интересно. Я решила приехать поиграть, увидеть знакомых, пообщаться. 

  • Е.СУРОВ: Анна Ушенина, чемпионка мира теперь уже и в команде. Каковы ваши ощущения сейчас? Что ощущаете как «двукратная» чемпионка мира?

    А.УШЕНИНА: Я бы не сказала, что «двукратная». Мы раньше и на Олимпиаде первое место занимали, и становились призерами на чемпионатах мира и Европы, поэтому выигрыш этого турнира не стал большой неожиданностью. Но, конечно, приятно выиграть чемпионат мира и в команде.

  • Е.СУРОВ: Руслан Пономарев рядом со мной - он только что выиграл партию у своего соотечественника и давнего соперника Василия Иванчука и принес своей команде победу в матче. Каковы ваши ощущения в данный момент?

  • Длительность: 2 мин. 38 сек.

    Е.СУРОВ: Шахрияр Мамедъяров, победитель турнира по блицу в Сочи. Сложно было победить?

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Вы знаете, после первого дня я думал, что все будет не так сложно, потому что играл интересно. Думаю, что сегодня я играл лучше, чем вчера, как ни странно.

    Е.СУРОВ: Правда?

  • Е.СУРОВ: 21.04 московское время, прямой эфир Chess-News. Вот мы наконец дождались – на прямой связи Легница, наш корреспондент Мария Боярд и гроссмейстер из Украины – уже второй гроссмейстер из Украины на сегодня – Александр Арещенко, который завершил свою партию. Александр, слышно ли нас?

    А.АРЕЩЕНКО: Да, добрый вечер!

    Е.СУРОВ: Добрый вечер. Правильно ли я понимаю, что ваша партия на первой доске с Романовым завершилась вничью?

  • (по телефону)

    Е.СУРОВ: Сегодня завершилась Высшая лига. Ваши впечатления от турнира?

    И.ЛЕВИТОВ: Ну какие впечатления? Мне кажется, получился хороший турнир. Все боролись, у всех до конца сохранялась мотивация. Так что все нормально. Единственное – меня как-то семисотники разочаровали.

    Е.СУРОВ: Да, это правда.

  • Е.СУРОВ: Мы снова на Мемориале Таля, я Евгений Суров, рядом со мной, наконец-то, Алексей Широв. С победой вас!

    А.ШИРОВ: Спасибо.

    Е.СУРОВ: Ваши ощущения. Простите за такой банальный вопрос, но первая победа в турнире…

  • Е.СУРОВ: Московское время 16.35, это прямой эфир Chess-News, и сейчас на прямой связи с нами гостиница «Holiday Inn» и Сергей Карякин, который находится прямо там.

    С.КАРЯКИН: Добрый день.

    Е.СУРОВ: Скажите, что сегодня происходило в гостинице?

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, я Евгений Суров, мы на «Аэрофлоте», вместе со мной победитель еще не «Аэрофлота», а «Moscow open» Борис Грачев. Борис, не слишком ли – два таких сильных турнира подряд играть?