Гарри Каспаров: "Почему не включил в контракт с Крамником матч-реванш? Это был вопрос принципа"

Время публикации: 26.02.2013 08:13 | Последнее обновление: 27.02.2013 20:40

Гарри Каспаров ответил на вопрос, который задают многие любители шахмат: почему он в контракте на матч с Владимиром Крамником в 2000-м году не включил пункт о матче-реванше. И вот что ответил экс-чемпион мира в ходе онлайн-конференции на сайте газеты "Аргументы и факты": 

"Это вопрос принципа. Конечно, можно считать его абсурдным и в какой-то мере противоречащим моим интересам. Но я всегда считал, что автоматическое право чемпиона на матч-реванш противоречит самой логике борьбы за звание сильнейшего шахматиста мира. Может быть, чемпион прошел свой пик, его время заканчивается. Например, сейчас понятно, что Ананд на спаде. И если он проигрывает - почему он должен иметь право на матч-реванш? И для меня это правило было универсальным. Я боролся с матчами-реваншами, хотя сам играл их. И для меня было очевидным, что включение этого пункта будет в какой-то мере подрывать мою собственную легитимность. Может быть, сейчас, задумавшись об этом, я бы повел себя по-другому. Но мне казалось, что право на матч-реванш завоевывается.

Другое дело, что Крамник смотрел на это совсем по-другому. Я все-таки выиграл турнир в Вейк-ан-Зее, выиграл Линарес, и главное, я выиграл турнир в Астане в 2001-м году, обыграв Крамника в последнем туре. Кстати, многим в шахматном мире это было очевидно, потому что матч за звание чемпиона мира - это матч для определения сильнейшего шахматиста. Крамник не был сильнейшим шахматистом. И в турнирах он не смог развить успех матча в Лондоне. Но зато спрятался за этой юридической формулировкой. Конечно, сейчас я в какой-то степени жалею, что повел себя излишне благородно, пытаясь следовать своим принципам. Но, по крайней мере, никто не может меня упрекнуть в том, что моя принципиальная позиция по отношению к матчу-реваншу и вообще к правилам розыгрыша звания чемпиона мира когда-либо менялась".   


  


Смотрите также...