Владимир Крамник: "Пора заканчивать с щедрыми подарками соперникам и конкурентам"

Понедельник, 20.12.2010 21:09
Аудио: 

You may need: Adobe Flash Player.

Е.СУРОВ: Вы слушаете Chess-News, меня зовут Евгений Суров, и вместе со мной на связи один из участников недавно завершившегося турнира в Лондоне Владимир Крамник. Добрый вечер, Владимир.

В.КРАМНИК: Добрый вечер.

Е.СУРОВ: Четвертое-пятое места вы, если я не ошибаюсь, разделили с Накамурой в итоге. Как вы считаете, может быть, трехочковая система, так называемая «футбольная» система, которая применялась в Лондоне – может быть, она вам не подходит для достижения высоких результатов?

В.КРАМНИК: Нет, почему. Система как система. Как-то мне привычнее наша такая обычная, классическая система, но, в принципе, имеет право на жизнь и такая. Я не думаю, что это что-то серьезно может поменять в окончательной расстановке, скажем так. Может быть, игрокам с таким более агрессивным стилем игры, которые любят блефовать, может быть им она чуть-чуть более выгодна. То есть, тем, которые сознательно идут часто на риск. Но в общем и целом все равно тот, кто хорошо сыграет по одной, хорошо сыграет и по другой. Поэтому, я думаю, что проблема не в этом. Проблема в том, что при любой системе подсчета очков с лишней фигурой надо все-таки выигрывать партию. В эндшпиле особенно. Так что к подсчету очков у меня никаких претензий нет.

Е.СУРОВ: Вот к этой партии еще вернемся тогда, но все-таки я хотел бы подчеркнуть, может быть, еще не тенденцию, а может быть, и не совпадение, что второй турнир подряд в Лондоне вам все-таки не удается достичь, скажем так, приемлемого результата, да, в итоге?

В.КРАМНИК: Ну, я бы не сказал. Первый турнир для меня в принципе вообще довольно удачно прошел – я и рейтинг прибавил, занял второе место, всего на пол-очка отстав от Карлсена. Причем он там еле-еле спас в последнем туре, то есть, соответственно, я мог и выиграть турнир. В это году в целом я сыграл примерно на свой рейтинг, при этом упустив огромное количество возможностей. Мне казалось, что по уровню игры я и в прошлом году, и в этом, в принципе, довольно неплохо играл. Так что, нельзя сказать, что это не мой турнир. Но мелочей каких-то не хватило. Если в прошлом году, может быть, это была неудачная жеребьевка, где я в первом же туре черными с Карлсеном играл. Ну, во-первых, я во второй раз подряд получил на одну больше черными, что, конечно, все-таки немножко неприятно – в таком коротком, тем более, турнире. В этом году, в принципе, все было нормально. Несмотря на это, все складывалось хорошо, только надо выигрывать выигранные позиции, которые у меня были и с Макшейном, и еще более выиграно с Карлсеном – уже такая, которую было просто трудно не выиграть. Так что, можно сказать, что если результат и средний в этот раз, то по своей собственной глупости, не более того. Нельзя сказать, что у меня была плохая форма. В отличие от турнира, например, в Москве, где я на самом деле играл неважно (на самом деле были проблемы с формой), здесь проблем с формой не было. Здесь была проблема с головой.

Е.СУРОВ: То есть, для шахматиста это не тождественные вещи, да – проблема с формой и проблема с головой?

В.КРАМНИК: Нет, я к тому, что ошибки, которые я допускал, они не были связаны с шахматной формой. Это очевидно в какой-то другой плоскости лежало. Я думаю, что, во-первых, конечно, накопилась некая физическая усталость – я очень много играл в последнее время. И неизбежно – тем более, что мне не семнадцать лет уже, и, конечно, некоторая усталость накопилась, я это чувствовал. Тем более, что я там простудился, и простуженным весь турнир играл. Ну, это мне уже не привыкать, это бывает. Например, в прошлом году Мемориал Таля мне удалось выиграть в неважном физическом состоянии. Так что нельзя списывать на это все. Хотя, да, надо подчеркнуть, опять же повторюсь, что физическое состояние было не идеальным все-таки. Но, конечно, мне надо будет подумать, поработать немножко над вот этими моментами. К сожалению, вот в этом году – особенно, скажем так, в этом году (хотя, к сожалению, это мне свойственно всегда было) - я особенно много упустил шансов. То есть, делал глупейших ошибок, и в очень важных партиях я просто дарил соперникам и своим основным конкурентам очки, причем на ровном месте. Я не говорю о том, что, там, не выиграть лучшую позицию – это, в общем-то, нормально, это может быть, когда соперники хорошо обороняются. А вот когда такие партии, как с Ароняном из Мемориала Таля или вот здесь с Карлсеном, да и не только – это, очевидно, наводит на мысль о том, что надо заканчивать с такими щедрыми подарками своим соперникам и конкурентам. Я думаю, что если мне удастся это преодолеть, то у меня все шансы в следующем году играть лучше, показывать лучшие результаты. Хотя, я говорю, что и без этого, в принципе, у меня достаточно высокий рейтинг, достаточно стабильные неплохие результаты, но, конечно, просто обидно дарить очки на ровном месте.

Е.СУРОВ: Как я понимаю, на конечный результат повлияли не только вот эти две партии, которые вы привели – с Карлсеном и Макшейном, но и партия второго тура с Накамурой, где там вообще что-то неожиданное происходило на доске. Про ту партию можете рассказать?

В.КРАМНИК: Нет, ну, с Накамурой это как раз был игровой момент, тут я ничего не могу сказать. Так скажем, при подобной системе подсчета очков я целенаправленно пошел на большой риск, связанный с жертвой фигуры. То есть, это было осознанно, я понимал, что это очень рискованное решение. Но при обычной системе подсчета очков я бы так не сыграл, конечно. Я сыграл бы спокойно, и там просто ничья получалась практически форсированная, я это видел. Но в данном случае я решил рискнуть. Тем более, что турнир – это все-таки не первенство мира, это такой турнир…

Е.СУРОВ: Ну, такой коммерческий турнир.

В.КРАМНИК: Да, то есть ничего – проиграешь и проиграешь. То есть, я понимал, что риск огромный, что скорее всего некорректна эта жертва, но все-таки решил на нее пойти. Так что, надо сказать, что это было осознанное решение. В общем, не получилось. Хотя, соперник мой неудачно реализовывал, и, в принципе, я уже мог сделать ничью сразу после контроля. Но при всем при том, что, конечно, она была простая достаточно, и главное, что других-то ходов не было, поэтому, как и в случае с Карлсеном, мне трудно объяснить, почему я так не сыграл, - но, тем не менее, все-таки надо признать, что этот шанс был случайный. То есть, все-таки проиграл я партию закономерно. Но это как раз меня не смутило. Я отлично понимаю, почему это произошло, и отлично понимаю, что этого бы не произошло при других обстоятельствах. Поэтому в данном случае у меня нет никаких, так сказать, претензий к высшим силам. И к себе тоже по большому счету больших претензий нет. Потому что я там проиграл не столько потому, что плохо играл, а просто пошел на чрезмерный риск, и оказалось, что этого не надо было делать. Но две другие партии – тут, конечно, обидно.

Е.СУРОВ: Но вы изменились все-таки за последнее время, нет? Раньше же от вас практически нельзя было встретить такого вот риска – просто отдать фигуру с какими-то призрачными шансами на атаку.

В.КРАМНИК: Да, может, просто уже нервы никуда не годятся?

Е.СУРОВ: Вот так, да?

В.КРАМНИК: Нет, ну я шучу. На самом деле, дело в том, что все-таки основной турнир в ближайшем будущем, безусловно, это Казань, то есть, турнир претендентов. И отчасти из-за этого я много играл в последнее время, и пытался играть по-разному, в самом разном стиле. То есть, где-то отчасти я все-таки немножко экспериментировал. И это был тоже такой определенный эксперимент. Мне хотелось, так сказать, насытить себя игрой. Я видел, что иначе получается довольно скучная ничья, и решил – ну, давай. Как раз получается возможность попробовать себя в таких подозрительных необозримых осложнениях с игроком, который как раз славится своей хорошей игрой именно в таких позициях. И я решил попробовать. Конечно, отчасти это был эксперимент. Но что позитивно для меня, это то, что за эти последние турниры я очень много почерпнул интересного. И каждый из турниров был по-своему интересен из тех, которые я играл в последнее время. Теперь надо только провести правильную работу над ошибками и искоренить их. Но, в общем-то, мне картина достаточно ясна, в этом плане я очень доволен проведенным таким насыщенным сезоном.

Е.СУРОВ: Значит, понимать это нужно как: что вот уже турниры ближайшие – Вейк-ан-Зее и… до чемпионата мира вы еще будете какие-то крупные турниры играть, кроме Вейк-ан-Зее?

В.КРАМНИК: У меня получается Вейк-ан-Зее и турнир в Монако. Ну, он все-таки больше такой развлекательный.

Е.СУРОВ: Ну да, там быстрые шахматы. А вот если крупный турнир брать классический…

В.КРАМНИК: Все, больше пока я не буду, потому что, во-первых, их и нет. Во-вторых, и времени уже особо… На самом деле, турнир претендентов уже практически на носу, всего четыре месяца осталось. Ну, и желания нет – я наигрался более, чем достаточно. Все, что хотел, я для себя уяснил за эти турниры.

Е.СУРОВ: Вот я как раз хотел о том спросить, что турнир в Вейк-ан-Зее – он, видимо, уже не войдет в число тех, где вы что-то экспериментировать надумаете, да?

В.КРАМНИК: Немножечко тоже это будет, но, думаю, что буду пытаться уже играть построже. Пока у меня такое ощущение. Посмотрим, как пойдет по ситуации. Но я все-таки хочу играть построже хотя бы по причине того, что надоело уже очки раздаривать. Тем более, что турнир длинный, и он последний из классических турниров перед Казанью, поэтому думаю, что к нему я буду чуть более серьезно относиться.

Е.СУРОВ: Ну, хорошо. Тогда если не сильно, так сказать, заострять внимание на партии с Карлсеном – я бы хотел в общем спросить: вот эта вот не реализация лишний фигуры, и вот все то, о чем вы говорили – что за этот сезон у вас немало таких случаев, что вы раздаривали очки таким образом. Вот вы ее для себя как объясняете? Чем это объясняете эту ситуацию? Как-то объясняете и уже знаете противоядие этому?

В.КРАМНИК: Что могу сказать. Мне кажется, я для себя уяснил, как мне кажется, в чем проблема. Но я бы не хотел говорить на эту тему публично. Но уяснил. Как работать над этим, я тоже понимаю. Посмотрим, какой будет результат.

Е.СУРОВ: Владимир, я, признаюсь, за последнее время слышал от нескольких людей из шахматного мира, которые не сговаривались и говорили о том, что… Ну, если упрощать то, что они говорили, просто это можно сказать так: Крамник уже не тот, и он уже не поднимется. Причем это связывают с несколькими вещами. Кто-то говорит, что возраст уже… В 35 лет в современных шахматах не поднимаются, чемпионами мира не становятся. А кто-то говорит – вот у нас, кстати, на сайте Chess-Newsпочитайте интервью Александра Никитина было во время Мемориала Таля, который говорит, что Крамнику и так хорошо: он сидит там в Париже, жизнь устроена, и никакой мотивации нет. Вот вы, кстати, сейчас из Парижа со мной разговариваете?

В.КРАМНИК: Да, да.

Е.СУРОВ: Ну как, хорошо вам там?

В.КРАМНИК: Мне хорошо, да.

Е.СУРОВ: Не дует?

В.КРАМНИК: Прохладненько, снежок идет немножко, да. Уже несколько дней снег идет. В целом нормально здесь, все в порядке. Да, ну, во-первых, я не обращаю внимания на разные мнения. Тем более, что есть из них авторитетные, а чаще всего это не совсем авторитетные мнения, то есть, мнения людей, которые далеки от современных шахмат или же просто имеют предвзятую позицию на эту тему. Кому-то просто я не нравлюсь, кому-то очень нравится какой-то из моих конкурентов, ему хочется так считать. Например, Никитин – он все-таки явно болеет за Карлсена, и уже давно всем пытается объяснить, что он единственный и неповторимый. Нет, здесь у каждого свое мнение, я не обращаю на все это внимания. Но что касается того, что я уже не поднимусь – во-первых, я пока не сильно и упал. Нахожусь в непосредственной близости от первого места, даже в рейтинг-листе, и в принципе нахожусь на четвертом месте, что, в общем, не является чем-то трагичным, прямо скажем. А во-вторых, касательно того, что у меня нет мотивации – это неправда. Совершенно очевидно, что она у меня есть, и весьма высокая. Это просто видно по игре, по моим партиям. Мне кажется, тут ничего нельзя больше на эту тему сказать. Просто если посмотреть партии, видно, что я играю с интересом, что я играю с азартом даже, можно сказать, и играю много, и намного больше, чем раньше. Так что это не соответствует действительности. А вот получится у меня или не получится – ну, конечно, может не получиться, конкуренты все-таки сильные. Но с другой стороны, пока нет никаких предпосылок, мне кажется, считать, что я однозначно слабее кого бы то ни было. При всем том, что да, у меня результаты турнирные, может быть, чуть хуже в последнее время, чем у Карлсена или, например, Ароняна. Но с другой стороны, например, в личных партиях у меня довольно большой плюс против обоих из них (и с Карлсеном, и с Ароняном у меня довольно серьезный плюс), да и в целом по уровню игры, мне кажется, по партиям видно, что вполне я могу с ними бороться, как минимум, на равных. Поэтому я думаю, что шансы у меня есть. Дальше вопрос в том, смогу ли я их использовать или нет – это уже, конечно, никто гарантии не даст. Но я так трагично ситуацию не расцениваю, я достаточно оптимистичен. Я абсолютно уверен в том, что в случае, если мне удастся искоренить некоторые ошибки, которые я делал (особенно в этом сезоне), у меня реальные шансы сыграть матч на первенство мира снова. Дальше уже не все от меня зависит, но я буду стараться, безусловно.

Е.СУРОВ: Спасибо, я благодарю вас, Владимир. Это был Владимир Крамник. Мы, кстати, во время интервью слышали все-таки вашу дочку, очевидно.

В.КРАМНИК: Да, она тут бегала.

Е.СУРОВ: Как зовут, скажите нам.

В.КРАМНИК: Дарья, Даша. Ей через неделю будет два года. Так что мы готовимся к праздникам.

Е.СУРОВ: А, вот так вот – там и Рождество, и день рождения дочки.

В.КРАМНИК: Да-да-да, у нас все подряд. 28-го декабря ей два года будет.

Е.СУРОВ: Ну что ж, примите поздравления.

В.КРАМНИК: Ну, да, передам ей поздравления.

Е.СУРОВ: Да, и надеюсь, это будет не последний повод поздравить вас в ближайшем обозримом будущем.

В.КРАМНИК: Спасибо, я буду стараться. Надеюсь, в Вейк-ан-Зее все-таки получится немножко получше. Но все-таки главный, конечно, для меня турнир – это Казань. И самое важное, чтобы получилось все там, как я хочу. Это, конечно, турнир номер один, и все мои планы и подготовка ведется именно к этому турниру сейчас. Я думаю, что все будет нормально. Я чувствую, по крайней мере, себя хорошо, полон оптимизма и мотивации. Так что все должно быть в порядке.




Смотрите также...

  • Е.СУРОВ: Мы снова на Мемориале Таля, я Евгений Суров, рядом со мной, наконец-то, Алексей Широв. С победой вас!

    А.ШИРОВ: Спасибо.

    Е.СУРОВ: Ваши ощущения. Простите за такой банальный вопрос, но первая победа в турнире…

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, мы в поселке Новханы, что близко к Баку, на фестивале «Баку-опен». Вместе со мной – рейтинг-фаворит фестиваля Шахрияр Мамедъяров, который, впрочем, пока что держится в тени.

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Да. Как ни странно, турнир сложился не самым удачным образом.

  • Е. СУРОВ: Левон Аронян, ваш соперник в первом туре, сказал мне о том, что вот он набрал 2800, достиг этого рубежа и успокоился. И теперь будет играть спокойно, психологический груз спал. А вот у вас в плане рейтинга… В последнее время вы высот не достигаете. По крайней мере, былых высот. Вы испытываете в этом плане какое-то угнетение?

  • Е.СУРОВ: Мы на Мемориале Таля, вместе со мной Шахрияр Мамедьяров, я Евгений Суров. Шахрияр, я пока не поздравляю, но все-таки, наверное, после седьмого тура приятно идти в лидерах?

  • Е.СУРОВ: Владимир Крамник, матч окончен. Когда только стало известно, что матч состоится, вы говорили о том, что вы его прежде всего рассматриваете как тренировку к турниру претендентов. Но так получилось, что турнир теперь уже будет относительно нескоро - через год. Что вы сейчас думаете о матче именно как об этапе подготовки к чему-то?

  • Е.СУРОВ: Здравствуйте, мы на Мемориале Таля, я Евгений Суров, и вместе со мной Сергей Карякин, один из трех победителей Мемориала Таля. Ждет – не дождется, когда посчитают коэффициенты.

  • Е.СУРОВ: Прокомментируете? Ваши впечатления?

    И.ЛЕВИТОВ: Мои впечатления? Что тут скажешь-то? Провал. Провал...

    Е.СУРОВ: С чем связан, как считаете?

  • Е.СУРОВ: Левон Аронян вместе со мной. Мы находимся на закрытии, точнее, оно только что завершилось. Все поели, поздравили победителя турнира. И какие у вас впечатления вот в эту минуту? Именно в эту минуту – после того, как вам вручили приз, ваши соотечественники растянули ваш национальный флаг и так далее.

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, я Евгений Суров, вместо со мной две очень красивые девушки. Одна из них действующая чемпионка мира Александра Костенюк, и ее дочка Франческа. Александра, у меня к вам такой вопрос. Через несколько дней вы едете в Турцию на чемпионат мира отстаивать свое звание. Зачем вам нужно было все, что здесь происходило, на Гоголевском бульваре?

  • Е.СУРОВ: Владимир Крамник здесь, в Ханты-Мансийске, как и все остальные гроссмейстеры. Скажите, Владимир, сейчас многие шахматисты пользуются Твиттером, Фейсбуком, и благодаря этому мы кое-что знаем о них: как они готовились к турниру, где они были (один тут, другой там), кто когда приехал. А о вас мы не знаем ничего. Вы можете, не раскрывая больших секретов, все же рассказать, когда вы приехали, как и где готовились к турниру?