Марина Романько: "Предпочитаю красное"

Вторник, 12.02.2013 04:05
Аудио: 

You may need: Adobe Flash Player.

Е.СУРОВ: Московское время 23 часа 06 минут. Это прямой эфир Chess-News, не сомневайтесь. В 17 часов эфира не состоялось по техническим причинам, но я все-таки надеюсь, что поздневечерняя аудитория сайта ничуть не меньше. Меня зовут Евгений Суров, и обещанная Марина Романько со мной на связи. Марина, добрый вечер!

М.РОМАНЬКО: Здравствуйте!

Е.СУРОВ: Поздравляю вас с успехом на Moscow Open. Вы вчера были в хорошем настроении, и я так чувствую, что и сегодня тоже.

М.РОМАНЬКО: Я была уже к вечеру в хорошем настроении.

Е.СУРОВ: Имеется в виду, сегодня?

М.РОМАНЬКО: И вчера, и сегодня.

Е.СУРОВ: У вас вечер – любимое время суток?

М.РОМАНЬКО: Нет, просто вчера я уже после партии рыдала, материлась, истерику закатила. Потом успокоилась, и к вечеру уже была в хорошем настроении. А сегодня сходила к маме, и мы там выпили. Так что сегодня у меня уже тоже хорошее настроение.

Е.СУРОВ: Замечательно! А неужели вчера после партии или после закрытия не выпили?

М.РОМАНЬКО: Нет, вчера я получала деньги, а потом уезжала домой. Я уже вчера была дома!

Е.СУРОВ: Все понятно. Вы не верили в успех? Я имею в виду, не верили в то, что займете первое место после поражения?

М.РОМАНЬКО: Нет, как раз верила. Потому что у меня был очень высокий коэффициент – это первое. А второе – когда я уже играла партию с Боднарук, смотрела краем глаза на соседнюю доску и видела, что Хличкова всерьез настроена на победу - и по настроению, и по позиции. Поэтому я не думала, что там черные сумеют выиграть.

Е.СУРОВ: Какие у вас самые крупные успехи в шахматах? Можете вспомнить?

М.РОМАНЬКО: Наверное, самые крупные – это выступления за сборную. Но для меня самые знаковые – это, наверное, победа в чемпионате России до 18 лет в 2003 году, победа на первой доске в клубном чемпионате России в 2005-м. Наверное, еще такое очень удачное выступление в суперфинале 2008 года, когда я четвертое место заняла. Что еще? Ну, победа в «Moscow Open».

Е.СУРОВ: Первая или вторая?

М.РОМАНЬКО: Вот эта, вторая. А я первую в прошлом году, откровенно сказать, как-то вообще не восприняла. Не знаю, почему. Мне как-то без разницы было.

Е.СУРОВ: Кстати, этим вечером, буквально за полчаса до этого эфира, пришли несколько вопросов на сайт от Якова Паламара из Украины. На один из них вы уже ответили: поступали ли вам предложения выступать за сборную страны? Пора, – пишет он. Но вы действительно выступали за сборную.

М.РОМАНЬКО: Я выступала в 2009 году, но там просто наложилось несколько моментов, рейтинг пополз вниз, результаты пошли вниз, и я вылетела из сборной.

Е.СУРОВ: Но сейчас, извините меня, в сборной в связи с отказом сестер Косинцевых играть освободилось два вакантных места – небывалый случай! Тем не менее, ваше имя в списке возможных кандидатов не фигурирует. Это вас как-то обижает?

М.РОМАНЬКО: Совершенно не обижает. Мне кажется, это справедливо, потому что Горячкина и Боднарук – они и моложе, и рейтинг у них выше, и результаты выше. Поэтому без вопросов. Я считаю, что время все расставит по своим местам – кто есть кто, кто действительно чего-то хочет, кто не хочет. А что тут обижаться или не обижаться? Обижаться нужно только на себя.

Е.СУРОВ: Марина, на закрытии «Moscow Open» не принято давать слово победителю. А представьте себе такую ситуацию. Вас объявляют: «Марина Романько, пожалуйста, к микрофону, вам заключительное слово». Полный зал, в зале тишина… Что бы вы сказали?

М.РОМАНЬКО: Я бы сказала, что нужно развивать женские шахматы. Я бы тут большую речь толкнула!

Е.СУРОВ: Нет, это вы представляете, что в первом ряду сидит Аркадий Дворкович, что, впрочем, вчера так и было. А если не сидит?

М.РОМАНЬКО: Даже если не сидит, то все равно я бы толкнула такую речь. Потому что я считаю, что это очень важно. А что мне еще говорить? О личном? Или об общественном?

Е.СУРОВ: Ну хорошо, давайте развивать женские шахматы. Вы, как я понимаю, продолжаете принимать в этом непосредственное участие, да?

М.РОМАНЬКО: Ну конечно! Я уже пять лет в строю.

Е.СУРОВ: Кстати, может быть, поэтому вас и не приглашают в сборную?

М.РОМАНЬКО: Ну как понять: приглашают – не приглашают… Я же говорю, что в 2009 году играла в сборной. Но в тот момент я занималась сайтом, конечно, брала интервью и у Кобалия, и у Дохояна. И перед отлетом, по-моему, на чемпионат мира, я корректировала это интервью – Юрий Рафаэлович смеялся над этим, а я действительно была этим увлечена. И это не помешало мне попасть в сборную. Другое дело, что, может быть, это все и помешало. Потому что все-таки надо разделять эти вещи. И во время турнира, перед третьей партией, когда мы с Михаилом Витальевичем случайно пересеклись, естественно, что я завела такие темы – то есть, кто-то завел, начали это обсуждать, и потом это все повлияло на игру. То есть третья партия, наверное, была самая поганая в этом турнире.
А потом я начала восстанавливаться. Так что самое главное – это результаты. И, конечно, еще возраст имеет значение.

Е.СУРОВ: Ну что же вы уже второй раз про возраст говорите. Вы что, старушка уже?

М.РОМАНЬКО: Нет, я так не считаю. Я думаю, что так считают в РШФ. Но опять же, самое главное – это рейтинг и результаты. При чем тут все остальное?

Е.СУРОВ: Сколько вам лет?

М.РОМАНЬКО: Мне 27 лет.

Е.СУРОВ: Спасибо. По-моему, прекрасный возраст для достижения самых вершин шахматных.

М.РОМАНЬКО: Прекрасный возраст! Когда мне было 19, мне казалось, что жизнь, на самом деле, уже настолько погано сложилась, ничего не светит, нет никаких перспектив. А когда мне было лет 25, и даже сейчас, в неполных 27, мне почему-то как раз кажется, что у меня все хорошо, все на мази, и все перспективы есть.

Е.СУРОВ: Как вы думаете, с чем это связано?

М.РОМАНЬКО: Связано просто с шахматами. В 20 лет я всерьез считала, что мне надо бросать шахматы, потому что у меня просто ничего нет. И так получилось, что я потом сделала последнюю попытку чего-то добиться. Поэтому 19-20 лет, вот этот период, – это был для меня такой большой рубеж. А сейчас у меня все есть, все хорошо, и все зависит только от меня.

Е.СУРОВ: А вы когда вспоминаете себя 19-летнюю, вы только о шахматах вспоминаете? Вы себя рассматриваете только как шахматистку? Или же вам, как любому человеку, свойственно вспоминать прошлое с удовольствием: вот, мол, раньше и мужчины были стройнее, - это я сейчас с вашей стороны…

М.РОМАНЬКО: Не поняла. В смысле – стройнее? Тут и сейчас и толстых, и стройных, и всяких хватает.

Е.СУРОВ: Нет, так говорят: мол, раньше и девушки были стройнее, и мы все были моложе.

М.РОМАНЬКО: Да мы с тобой еще не старики, ну что ты! А потом все от человека зависит. Есть такие, что им и в 30 лет уже ничего не надо – такое впечатление. А вот моя мама, которая хорошо меня старше, она как раз очень даже, очень!

Е.СУРОВ: Вы сказали, что сейчас у вас всё есть. Это в каком смысле?

М.РОМАНЬКО: Я свободна от каких-то серьезных обязательств по отношению к кому-то.

Е.СУРОВ: Длинная пауза у нас возникла в эфире. А почему? Потому что я вспомнил, что один из слушателей уже задал давным-давно вопрос. Он оказался внимательным и обратил внимание, что у вас кольцо на пальце правой руки. Это что означает? Можете поведать?

М.РОМАНЬКО: Вообще, кольцо у меня было и год назад, но почему-то оно не вызвало такого резонанса. Это кольцо… Я не скажу, что оно что-то обозначает, но оно что-то обозначает.

Е.СУРОВ: Это вы ничего не сказали.

М.РОМАНЬКО: А я ничего и не скажу,  об этом я тебе и вчера, по-моему, говорила, что ты от меня не дождешься ответа на такой интимный вопрос.

Е.СУРОВ: Но вы свободны от обязательств?

М.РОМАНЬКО: От серьезных обязательств я свободна.

Е.СУРОВ: Но от меня так просто не отстать, поэтому я должен сказать, что я посмотрел сегодня вашу страницу «вКонтакте». И там прямым текстом написано: «разведена».

М.РОМАНЬКО: Как?! Нет там такого!

Е.СУРОВ: Есть!

М.РОМАНЬКО: Это «разведена» было давным-давно, да ты что! Развелась я в 2010 году, это уже устаревшая информация.

Е.СУРОВ: Устаревшая информация? Все понятно.
А я снова возвращаюсь к Дворковичу.

М.РОМАНЬКО: Да, давай лучше к Дворковичу.

Е.СУРОВ: Ну, как получится. Я постоянно к нему возвращаюсь. Просто памятен ваш разговор, который у нас был на сайте – видеозапись, кстати, пользовалась большим успехом, много заходов было. Как вам удается?.. Ведь вы же убеждали Дворковича в том, с чем он не был согласен.

М.РОМАНЬКО: На самом деле, Женя, я должна сказать, что тут у каждого была своя правда. То, что говорил Дворкович – это все он правильно сказал. Но то, что говорила я, – это тоже было все правильно. И ситуация как раз была такая… Компромисс надо было искать, и он таким образом был найден – что Аслан Бешуков предложил провести турнир в другом месте. Но нельзя сказать, то это была какая-то победа – не победа… Вообще я Аркадия Владимировича в целом уважаю за все, что он делает для шахмат, искренне его поддерживаю. И он ведет себя интеллигентно, все объясняет, что зачем, по крайней мере, когда его об этом спрашивают, никому рот не затыкает. Поэтому все культурненько.

Е.СУРОВ: Вы говорите, говорите. Я специально замолчал.

М.РОМАНЬКО: Я сказала.

Е.СУРОВ: Вы можете сказать все, что заготовили для Аркадия Владимировича.

М.РОМАНЬКО: А я ничего не готовила, ты что! Я говорю от чистого сердца. Я человек прямой. Если мне не нравится, я говорю «нет», если нравится – говорю «да».

Е.СУРОВ: Тогда на видео вы говорили Дворковичу и Левитову: «Вы такие хорошие!».

М.РОМАНЬКО: Я так искренне считаю. Он же все правильно сказал, действительно. Просто я не очень компетентна в этих вопросах. И, откровенно сказать, я не знала, что для того чтобы турнир назвать «Кубок России», нужно для него делать отбор. Это для меня было открытием. А мы с Галиной Николаевной Струтинской именно хотели и считали нужным, что должен быть открытый турнир. Поэтому он все правильно сказал. Но я тоже была права, потому что просто так снимать турнир… Если бы я тогда так не выступила, то никакого турнира вообще бы не было. Хотя, конечно, не знаю, будет ли он на следующий год или только в этом. Но все равно все крутится, надо постоянно чего-то добиваться, искать. РШФ, кстати, постоянно этим занимается - тот же Аркадий Владимирович - постоянно ищет организаторов турниров, из года в год. Хотя это не так просто сделать.

Е.СУРОВ: Борис Наумович Постовский передает вам, Марина, поздравления крупными буквами.

М.РОМАНЬКО: Спасибо. Очень приятно!

Е.СУРОВ: «Такое повторить нельзя!» - пишет он. А почему нельзя? Что такое? Можно и повторить. Кстати, вы же и повторили – в прошлом году выиграли «Moscow Open», в этом году еще раз.

М.РОМАНЬКО: Ну да. Но в этот раз я пожестче все сделала.

Е.СУРОВ: Борис Наумович, вы сейчас в прямом эфире и можете лично поздороваться с Мариной и сказать все, что о ней думаете.

Б.ПОСТОВСКИЙ: Марина, добрый вечер! У вас уже очень поздно. Я очень рад вашему успеху. И второе – я очень рад, что вы так энергичны. Я помню, мы познакомились давно, встретились в «Спартаке», если вы помните…

М.РОМАНЬКО: Не помню!

Е.СУРОВ: Это было в шестьдесят… каком году?

М.РОМАНЬКО (смеется): Я еще тогда не родилась! Ты меня совсем уж не это самое! Мне только двадцать семь.

Б.ПОСТОВСКИЙ: Да нет, это уже были 2000-е годы.

Е.СУРОВ: Спасибо, мы поняли, что вы сказали Марине самые теплые слова.
Еще вопрос от Якова Паламара: «Трудно ли психологически быть лидером турнира, выиграв в семи партиях подряд?». Я еще раз скажу, если кто-то не знает: речь идет о турнире «Moscow Open», где Марина выиграла семь партий подряд. А потом, как выяснилось, это совсем не гарантирует ей первое место.

М.РОМАНЬКО: Откровенно сказать, я таких трудностей не ощущала. Я ощущала усталость, потому что я же изначально выкладывалась. И самая тяжелая партия для меня была шестая, потому что до этого соперницы были все-таки, казалось, классом послабее. А в шестой партии я играла черными с Бациашвили – а она меня два года назад обыграла. Это серьезная соперница, с рейтингом 2400+. Естественно, я понимала, что от этой партии может много что зависеть. То есть я пойду либо вверх, либо вниз. Я очень много сил отдала. Седьмая партия тоже уже как-то так пошла… Я не чувствовала этого, на самом деле. Была, скорее, усталость. И вообще, я думаю, что будут еще более важные турниры и более важные партии, и надо учиться справляться с эмоциями. Проигрыш в последней партии был такой очень неудачный – конечно, эту партию я даже не буду обсуждать. Проигрыш был связан с несколько другими вещами личного характера.

Е.СУРОВ: Тем не менее, я думаю, надо отдать должное - Боднарук в любом случае опасная, очень серьезная соперница.

М.РОМАНЬКО: То, что Настя очень серьезная соперница, - это да. У нас с ней всегда партии были очень боевые. Это-то без вопросов. Но я не смогла показать хотя бы достаточный уровень игры, который демонстрировала в предыдущих партиях.

Е.СУРОВ: Не кажется ли вам, Марина, что женский турнир «Moscow Open» в последние годы несколько поблек? Нет такого состава, какой был раньше. Я не хочу, конечно, принизить ваш успех, вашу победу, но все-таки… Чем вам так нравится турнир? Почему вы каждый год в нем участвуете?

М.РОМАНЬКО: Этот турнир, конечно, ниже, чем уровень сборной. Но, с другой стороны, - а почему бы и не участвовать? В Москве меня принимают, к тому же очень хороший приз. Я не знаю, с чем был связан такой слабый состав в турнире В. На самом деле, мне Александр Николаевич Костьев предлагал зайти в круговик, но я ему прямо сказала, что там турнир сильнее, а призы меньше – зачем мне это надо? Поэтому я, откровенно сказать, не знаю, почему этот турнир был такой в этом году. Может быть, это разовый случай, и в следующем году будет иначе?

Е.СУРОВ: Ясно. Вы из меркантильных соображений стали участвовать в турнире В, переводя это на простой язык.

М.РОМАНЬКО: Честно… Мне это неприятно, но – да. А что в этом такого, я не понимаю. Ну, пусть они сделают этот круговик по-настоящему сильным и с большими призами – я и буду там участвовать. Но я профессиональная шахматистка, меня никто не кормит, и мне надо зарабатывать.

Е.СУРОВ: Получается зарабатывать? Так, чтобы…

М.РОМАНЬКО: Дело в том, что я, скажем так, рассчитываю еще на что-то большее. Потому трачу много денег на тренера. И меня, на самом деле, заработок шахмат пока вообще не интересует – заработаю ли я на каком-то отдельном турнире или не заработаю. Меня интересует, есть ли у меня в шахматах прогресс. И я наконец-то на этом турнире поняла, что, кажется, все началось срастаться. И тренер отметил, что в отдельных партиях я показывала то, чего никогда не было раньше.

Е.СУРОВ: То есть у вас на этом турнире был тренер?

М.РОМАНЬКО: Он у меня и вообще есть, не только на этом турнире.

Е.СУРОВ: Вы меня ставите в тяжелое положение, потому что я вынужден спросить: а кто же этот тренер?

М.РОМАНЬКО: А я ничего не скажу больше!

Е.СУРОВ: А что же вы так?

М.РОМАНЬКО: А это мое личное дело. Кто-то, кому нужно, может быть, об этом знает. Но я не хочу это все обсуждать – для меня это очень серьезные вещи, и я не собираюсь ими делиться.

Е.СУРОВ: Боитесь, что люди узнают и начнут готовиться к вам серьезнее?

М.РОМАНЬКО: Нисколько не боюсь, ради бога! Просто не хочу, и все. Имею право.

Е.СУРОВ: Я вас понял. А вы в начале интервью сказали, что выпили чуть-чуть к вечеру.

М.РОМАНЬКО: Да, три бокальчика я, по-моему, уже схватила.

Е.СУРОВ: Три бокальчика чего, я как раз хотел спросить?

М.РОМАНЬКО: Вина. Я еще водку пока не пью.

Е.СУРОВ: Какого?

М.РОМАНЬКО: Красного. Мама покупает, она у нас специалист по этому делу. В хорошем смысле.

Е.СУРОВ: Мама не возражает? Разрешает дочери? Спокойно к этому относится?

М.РОМАНЬКО: Конечно, не против. Она сама не против винца, считает, что это полезно. Она у меня очень хорошая мама.

Е.СУРОВ: А вы как часто балуетесь таким?

М.РОМАНЬКО: А я вообще сама по себе не балуюсь. Я только с мамой.

Е.СУРОВ: Вы живете отдельно от мамы?

М.РОМАНЬКО: Отдельно, да.

Е.СУРОВ: А вот скажите. Бывают у каждого человека моменты, когда он остается один. О чем вы думаете в такие моменты?

М.РОМАНЬКО: Не совсем понимаю вопроса. После какой-то неудачи? Или что?

Е.СУРОВ: Скажем, когда вы ложитесь спать.

М.РОМАНЬКО: Я думаю, как бы мне заснуть.

Е.СУРОВ: И когда вы сегодня планируете лечь спать?

М.РОМАНЬКО: Я думаю, что после этого интервью – душ и спать.

Е.СУРОВ: Вы думаете, после этого интервью у вас будет хороший сон?

М.РОМАНЬКО: Увы, сон - это одна из моих небольших проблем. Поэтому я думаю, что это интервью не сильно скажется.

Е.СУРОВ: Марина, конечно же, не могу не спросить: что вы думаете о ситуации в женской сборной России?

М.РОМАНЬКО: Сложный вопрос. Мне есть что сказать, но я не буду говорить.

Е.СУРОВ: Опять! У вас так все интервью – вам есть что сказать, но вы не будете говорить. А почему? Нам интересно ваше мнение. Тем более, мнение шахматистки, которая была внутри команды и знает, что такое сборная.

М.РОМАНЬКО: Хорошо, я скажу так. Я вылетела из сборной, и у меня были на то серьезные причины, так получилось. Но если бы я не вылетела из сборной, я бы принципиально не стала играть в команде под руководством главного тренера Дохояна.

Е.СУРОВ: Так…

М.РОМАНЬКО: Все, больше я ничего не скажу. Это моя принципиальная позиция, она сформировалась уже после командного чемпионата мира. Поэтому в данной ситуации, я думаю, что против сестер Косинцевых и против предыдущих вещей тоже можно что-то сказать. Ситуация очень сложная, я думаю, что толком про нее никто ничего не знает, кроме самих участников. И что тут обсуждать? На самом деле, я часто замечала, что пользователи интернета дают какие-то комментарии, но они часто бывают настолько далеки от действительности, что на них даже обижаться невозможно – настолько люди не в курсе происходящего. Так что и я сейчас настолько далекий от этого человек… Но если судить по 2009 году, то я свое мнение высказала.

Е.СУРОВ: А с тех пор, как вы уже не играете в сборной, вы общаетесь с шахматистками?

М.РОМАНЬКО: Нет. А зачем мне с ними общаться? У меня есть подруги. А они - просто знакомые. У нас нормальные отношения, но мы не общаемся.

Е.СУРОВ: А с Сергеем Рублевским вы знакомы?

М.РОМАНЬКО: Да, знакома в какой-то мере. Шляпочно, так сказать. Или шапочно – не знаю, как сказать.

Е.СУРОВ: Вам я разрешаю сказать «шляпочно». Из ваших уст это звучит… Кстати, вы, по-моему, гармонично смотрелись с Владимиром Владимировичем Путиным на фотографии, как считаете?

М.РОМАНЬКО: Женя, у нас с тобой была, по-моему, год назад дискуссия, и ты меня тогда к стенке не припер.

Е.СУРОВ: А сейчас тем более – поздний час, еще и душ, еще и заснуть как-то надо.

М.РОМАНЬКО: Ну да.

Е.СУРОВ: Но голосовать в следующий раз за Путина будете?

М.РОМАНЬКО: Я подумаю. Я на такие мероприятия вообще никогда не ходила, это меня мама вытащила. А потом вопрос «голосовать – не голосовать»… Я по-прежнему стою на позициях, что надо что-то делать. А для этого необязательно разглагольствовать и что-то доказывать. Никому ничего не докажешь, каждый остается при своем мнении, а время все рассудит и расставит по своим местам.

Е.СУРОВ: Вы повелись все-таки на провокацию. А я вас просто так спросил. Ожидал, что вы на мой вопрос ответите так же, как ответили про личную жизнь и про личного тренера. Но все-таки тема Путина вам настолько интересна, что вы готовы даже в такой час о нем говорить.

М.РОМАНЬКО: Я Путина не знаю, что мне о нем говорить? Я вообще далека от политики. У меня свои проблемы – общественная деятельность, женские шахматы, Центральный федеральный округ.

Е.СУРОВ: Вот скажите, какие ближайшие проблемы, которые вы будете разбирать на Женской комиссии РШФ? Чего вы хотите достигнуть в самое ближайшее время? Какие вопросы решить?

М.РОМАНЬКО: Во-первых, я не знаю, когда будет заседание комиссии, не знаю повестки. А потом, Женская комиссия ничего не решает, мы просто собираемся и общаемся. А основная проблема – это привлечение денег в шахматы. Но Женская комиссия тут не сильно может повлиять. Какие проблемы? Да никаких проблем! Это только совещательный орган, и все. Но это полезно именно в плане общения, потому что очень много интересного узнаешь. Помню, и Нестеров рассказывал очень много интересных вещей. А, например, на последнем заседании Маша [Манакова] очень много всего рассказала – с чем ей приходится сталкиваться как председателю Женской комиссии Москвы. Причем все это должности-то бесплатные, зато очень много хлебаешь всяких неприятных вещей. То есть это общественная деятельность очень специфическая.

Е.СУРОВ: У меня к вам последний вопрос. Я подобрал напоследок песню. Как вы думаете, какую?

М.РОМАНЬКО: Я бы хотела услышать песню «Ain’t Nobody’s Business», но, боюсь, это не та.

Е.СУРОВ: Но обратите внимание, вы не отвечаете на мой вопрос. Я вас не спрашиваю, какую вы хотите – кстати, зря не спросил. Если бы раньше спросил, подобрал бы.

М.РОМАНЬКО: Последнюю песню, которую ты тогда год назад поставил – я аж немножко обиделась.

Е.СУРОВ: Это какая?

М.РОМАНЬКО: Там что-то типа «при любых обстоятельствах мне хорошо». Но, с другой стороны, надо в чем-то соответствовать действительности. Поэтому что ты там готовишь в этот раз, я не знаю.

Е.СУРОВ: Песня, которая называется «Don’t Stop the Dance» - «Не прекращай танцевать».

М.РОМАНЬКО: Спасибо, это лучше.

Е.СУРОВ: Марина Романько – такая же красивая, как эта песня. Спасибо! Прямой эфир, и я надеюсь, что нас все-таки было слышно.

М.РОМАНЬКО: До свиданья.
 


  


Смотрите также...

  • Е.СУРОВ: Мы на открытии «Аэрофлота», которое уже закончилось. Алиса Галлямова, которая будет играть в «Аэрофлоте», рядом со мной. Алиса, вы теперь перешли на быстрые шахматы и блиц?

    А.ГАЛЛЯМОВА: Пока на быстрые. Во-первых, это отнимает не столько энергии, не так много дней, поэтому это интересно. Я решила приехать поиграть, увидеть знакомых, пообщаться. 

  • Длительность: 2 мин. 38 сек.

    Е.СУРОВ: Шахрияр Мамедъяров, победитель турнира по блицу в Сочи. Сложно было победить?

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Вы знаете, после первого дня я думал, что все будет не так сложно, потому что играл интересно. Думаю, что сегодня я играл лучше, чем вчера, как ни странно.

    Е.СУРОВ: Правда?

  • Е.СУРОВ: Мы на Родосе, Элина Даниелян вместе со мной. Для меня лично сегодня интересный день в плане интервью: не так давно я общался с Петром Свидлером, а теперь вот с Элиной Даниелян... Вы еще не понимаете, к чему я клоню?

    Э.ДАНИЕЛЯН: Я уже поняла ход ваших мыслей.

    Е.СУРОВ: Кстати, с Петром мы об этом не говорили вообще.

  • Е.СУРОВ: 21.04 московское время, прямой эфир Chess-News. Вот мы наконец дождались – на прямой связи Легница, наш корреспондент Мария Боярд и гроссмейстер из Украины – уже второй гроссмейстер из Украины на сегодня – Александр Арещенко, который завершил свою партию. Александр, слышно ли нас?

    А.АРЕЩЕНКО: Да, добрый вечер!

    Е.СУРОВ: Добрый вечер. Правильно ли я понимаю, что ваша партия на первой доске с Романовым завершилась вничью?

  • Е.СУРОВ: Мы снова на Мемориале Таля, я Евгений Суров, рядом со мной, наконец-то, Алексей Широв. С победой вас!

    А.ШИРОВ: Спасибо.

    Е.СУРОВ: Ваши ощущения. Простите за такой банальный вопрос, но первая победа в турнире…

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, я Евгений Суров, мы на «Аэрофлоте», вместе со мной победитель еще не «Аэрофлота», а «Moscow open» Борис Грачев. Борис, не слишком ли – два таких сильных турнира подряд играть?

  • Е.СУРОВ: Московское время 16.35, это прямой эфир Chess-News, и сейчас на прямой связи с нами гостиница «Holiday Inn» и Сергей Карякин, который находится прямо там.

    С.КАРЯКИН: Добрый день.

    Е.СУРОВ: Скажите, что сегодня происходило в гостинице?

  • Е.СУРОВ: Владимир Крамник здесь, в Ханты-Мансийске, как и все остальные гроссмейстеры. Скажите, Владимир, сейчас многие шахматисты пользуются Твиттером, Фейсбуком, и благодаря этому мы кое-что знаем о них: как они готовились к турниру, где они были (один тут, другой там), кто когда приехал. А о вас мы не знаем ничего. Вы можете, не раскрывая больших секретов, все же рассказать, когда вы приехали, как и где готовились к турниру?

  • Е.СУРОВ: Анна Ушенина, чемпионка мира теперь уже и в команде. Каковы ваши ощущения сейчас? Что ощущаете как «двукратная» чемпионка мира?

    А.УШЕНИНА: Я бы не сказала, что «двукратная». Мы раньше и на Олимпиаде первое место занимали, и становились призерами на чемпионатах мира и Европы, поэтому выигрыш этого турнира не стал большой неожиданностью. Но, конечно, приятно выиграть чемпионат мира и в команде.

  • Е.СУРОВ: В эфире Chess-News, меня зовут Евгений Суров. Рядом со мной Нази Паикидзе – я не побоюсь этого слова, открытие женского Суперфинала чемпионата России. Добрый день!

    Н.ПАИКИДЗЕ: Здравствуйте!