На злобу дня

Время публикации: 10.01.2013 05:27 | Последнее обновление: 10.01.2013 05:34

Уважаемый главред! Получил я от Вас давеча «черную метку» по поводу моей реакции на коммент г-на Максимова, и правоту Вашу признаю. Ничего я Вам на это не возражу (поскольку, «согласно пункту первому, начальник всегда прав»), но только замечу, что мнение свое донести до народа все же хотел бы.

Итак, по пунктам:

1. Андрей Максимов пишет, что в странах капитала родители, едва божья шахматная искра в их детенышах обнаруживается, спешно своих чад из шахмат изымают.

Сразу желаю возразить, так как, имея значительный опыт работы с детьми обеспеченных родителей, точно знаю, что детишки сейчас молодые, но ранние. Уже в 10-12 лет они примерно  знают, к чему в этой жизни следует стремиться. Именно юные шахматисты малых и средних достижений чаще всего в этом возрасте с головой уходят в учебу, остальные свой выбор делают значительно позднее. Я говорю о России, о Петербурге, но тенденции сейчас везде одинаковы. За рубежом – примерно так же. Пример Кеннета Рогоффа, ставшего сначала приличным гроссмейстером, а впоследствии элитарным финансистом, вовсе не нечто из ряда вон. Понаслышке, но знаю, что Максим Длуги и Жоэль Лотье милостыню в переходах Московского метрополитена не клянчат. И не будут, если только россиянин Жерар Депардье не подаст им соответствующий пример.

А возьмите мое последнее видеоинтервью с американцем Александром Лендерманом. Молодой гроссмейстер полон сдержанного оптимизма и видит себя в шахматах на долгие годы, в то время как его родители работают программистами.

Одним словом: конец света не пришел, жизнь, в том числе шахматная, продолжается, и нет особых оснований для расстройства.

2. Опасения г-на Максимова, что пресловутая «Рыбка» напичкает индивидуума вариантами, которые будут затем победно продемонстрированы на доске благодаря недюжинной памяти, тоже имеют определенные крайности.

Если ассоциировать современные шахматные движки с современным же автомобилем, то роль «прокладки между рулем и сиденьем» является, как ни крути, решающим фактором. Чайник за рулем, если сумеет тронуться, доедет на Феррари лишь до ближайшего телеграфного столба. То же и в плане компьютерной подготовки с «Рыбкой» или «Гудини». Только профессионал высокого класса сумеет за счет многочасовой работы вычленить квинтэссенцию в конкретном дебютном варианте и подготовить нечто действительно стоящее. Это, хотя и достойный, порой интересный, но по-настоящему каторжный труд, выполняя который необходимо постоянно генерировать идеи, давать программе «интеллектуального пинка». Не зря Дмитрий Андрейкин в недавнем интервью обмолвился, что пока только ищет тренера подобной формации, а Магнус Карлсен рад сотрудничеству с Яном Непомнящим.

А память? Она тоже нуждается в регулярной тренировке и в любой момент может подвести. Яркий пример – конфуз Крамника в партии с Ароняном на Мемориале Таля 1911 года.

В былые времена, насколько мне известно, отменной памятью располагали Таль и Балашов. Сейчас некоторые молодые гроссмейстеры тоже на неё не жалуются, но таких единицы. Чаще слышишь, что удержать в голове огромный объем информации невозможно и приходится перед каждой партией снова и снова «перезаряжать батарейки».

В детских же шахматах, куда основная масса преподавателей вообще приходит «от сохи», встреча классного тренера со способным учеником – большая удача для обоих. Ведь чтобы достойно подготовить к партии своего подопечного, тренер, помимо высокой чисто шахматной квалификации, должен уметь созидать и в аналитической работе, и в процессе перекачки наработанного материала в голову ребенка. Да и крайне неохотно, по понятным причинам, тренеры передают талантливых детей наверх, оправдываясь перед родителями, что пока еще, мол, рано.

3. По поводу игромании и самоуничтожения личности – ну что тут можно сказать? Кого там сгубило казино, кроме Достоевского – мне неведомо. Касаемо же самоуничтожения – здесь я дока. Вполне мог бы написать книгу «Мои знаменитые предшественники», жаль только - праздничная эпопея подошла к концу. Да и надобно напоследок хоть в чем-то согласиться со знатоком.

P.S.
4. Конечно, дебютная литература нужна. В первую очередь - саморазвивающейся молодежи, пока нет достаточного опыта работы с базами и движками. Я в свое время учился на книгах Лисицына, Майзелиса, Левенфиша, Юдовича-старшего. Лучшими дебютными книгами были тогда: «Курс дебютов» Панова, «Комбинации и ловушки в дебюте» Вайнштейна и его же «Меранская система». Безусловный же шлягер всех времен и народов – «Вопросы современной шахматной теории» Исаака Липницкого.

5. Читерство в шахматах – вещь недопустимая. Но бороться с этой проказой должны не столько сами шахматисты, сколько те околошахматные люди, которых, как справедливо заметил Владимир Джангобегов, слишком много развелось.


Вместе с плодовитым и порой весьма ядовитым комментатором на сайте Владимиром Джангобеговым (jvv88)


  



Смотрите также...