Друзья уходят

Вторник, 04.12.2012 03:28

По улице моей который год,
Звучат шаги – мои друзья уходят.

Белла Ахмадулина

Был далекий 1965-й год. В венгерском курортном городке Дьюла проходил международный шахматный турнир. У всегда неукротимого Виктора Корчного еще и явных конкурентов не было. Поэтому его феноменальные 14.5 из 15 удивляют лишь на первый взгляд.

Скромнее задача стояла перед другим советским участником – выполнение нормы международного мастера. А звание это было в те годы настолько уникальным, что в какой-то момент международных мастеров стало меньше, чем гроссмейстеров. По ходу турнира Георгий Борисенко победил в отличном стиле будущего венгерского гроссмейстера Лендьела – того, кому единственные пол-очка удалось у Корчного умыкнуть. Впрочем, так сложилось, что в последнем туре нашего шахматиста устраивала только победа, и в партии Борисенко - Форинтош завязалась нешуточная борьба. Закончилось мыслимое и немыслимое время, уже и закрытие турнира прошло, а они всё играли. Благородный Дьёзо Форинтош предложил продолжить в поезде, благо было по пути, но Борисенко махнул рукой и согласился на 137-м ходу на ничью, в несколько лучшей позиции. Так и не сбылось – не стал сильный советский мастер международным.

Зато сильным, с приставкой «супер», теоретиком и тренером он, несомненно, был. И рассказчиком отменным, и артистом в душе. Когда, помнится, на командном чемпионате ЦС «Спартак» под Киевом в начале 80-х он сообщил супруге, что хочет навестить своих киевских друзей, то в ответ услышал: «Вечно ты где-то шляешься». Ни один мускул на лице Георгия Константиновича не дрогнул, и он, мурлыча какую-то музыку, отбыл в заданном направлении.

Мне с ним дважды доводилось встречаться за доской. Первый раз в 1977-м во Фрунзе выиграл черными с помощью домашней заготовки в «старухе». После партии он по-детски сокрушался, что уж слишком информация стала доступной, и «все всё знают». Второй раз в Сухуми - году в 1982-м. В позиции близкой к выигранной я зевнул ферзя, правда, за достаточную компенсацию. А был Борисенко «дипломированный» цейтнотчик. Забрав ферзя и опасливо покосившись на флаг, предложил мне ничью, а я, с горя, не согласился. Проиграл он и ушел куда-то в угол, сердито ворча. Слышалось только: «Вот - зевнул ферзя, а от ничьей отказался».

Но главным для Георгия Константиновича было обретение истины. Нашел он в анализе форсированную ничью – сразу подобрел и начал плодотворно общаться. Много интересных историй я от него услышал.

Надеюсь, что о Борисенко-тренере и теоретике другие еще не раз расскажут. Я знал его не так уж и много, но все равно мы были соратники и друзья. Пусть и в разных масштабах, но «одной крови!»

Ну, и забавное под конец: пригласил он меня однажды попить чайку. Угадайте, что использовалось хозяином в качестве подставки для чайника. Ответ сразу: оригинальное издание турнирного сборника «Московский международный шахматный турнир 1925-го года».

Впрочем, шанс отгадать был у каждого, кто внимательно прочитал книгу Ноны Гаприндашвили «Предпочитаю риск».

Светлая память замечательному человеку и подвижнику шахмат!


  


Смотрите также...

  • «Стой, стреляю!» - воскликнул конвойный,
    Злобный пес разодрал мой бушлат.
    Дорогие начальнички, будьте спокойны –
    Я уже возвращаюсь назад.

    Юз Алешковский

    Много лет я накапливал опыт,
    Приключений искал на неё;
    Обывателей нудный и суетный ропот

    Только тешил сознанье моё.

  • «Улеглась моя былая рана» -
    Уж Грищук не ранит «нечто» нам:
    Он едва «уполз» от Ароняна
    Из позиции, пропертой в хлам!

    Одержал моральную победу,
    Россиянам луч надежды дал…
    Может быть, и я в Казань поеду
    Поболеть за Сашу – на финал!

  • Сегодня стало известно, что формат традиционного фестиваля "Москва опен" в следующем году претерпит изменения. Главными станут круговые турниры с участием приглашенных молодых гроссмейстеров - по десять человек в мужском и женском соревновании.

  • На следующий день после победы Бориса Гельфанда над Александром Грищуком корреспондент газеты «Советский спорт» попросил претендента сравнить собственные действия за доской в казанском финале с предстоящим матчем его любимой «Барселоны» против «Манчестер Юнайтед», которые сойдутся в финале Лиги чемпионов.

  • Далекий и такой мне близкий 1964-й.

    Я и мои закадычные приятели Саша Меньков и Наум Карачун каждый вечер в клубе имени Чигорина. Ведь там проходит полуфинал 33-го чемпионата СССР по шахматам.

    Лидируют опытные бойцы Семен Фурман («Сёма-финалист») и Владас Микенас («Микки»). Но наши симпатии всецело на стороне «нашего представителя» - знойного узбека Вити Манина.

  • Сайт РШФ сообщает:

    "В соответствии с действующим в Российской шахматной федерации «Положением о ежегодных премиях лучшим детским шахматным тренерам и организаторам мероприятий в области развития массовых детских шахмат» по итогам 2013 года были вручены премии в следующих номинациях:

  • Завтра в конференц-зале телецентра «Останкино» в 18.30 состоится финальный поединок и матч за третье место первого чемпионата Москвы среди любительских шахматных клубов и коллективов. Начиная с ноября прошлого года, двенадцать команд боролись за выход в суперфинал соревнований. И теперь четыре лучшие определят победителя.

  • Мы долго молча отступали,
    Досадно было…

    М.Ю.Лермонтов

    От принципов не отступали,
    Как видели, так и писали,
    А коли что не в тон,
    То извините, командиры –
    Чужие прикрывать мундиры –
    Не те у нас ориентиры
    И собственный бонтон.

  • Евгений Бареев о партии Яна Непомнящего в последнем туре командного ЧМ: "Перед ним стоял выбор: форсировать ничью и проиграть турнир или поставить призрачную ловушку, зная, что, если она не сработает, он отдаст партию. Гордый россиянин выбрал второе. И проиграл. Мне его решение напомнило притчу Максима Горького об уже и вороне..."

  • Перед началом чемпионата мира по блицу на сцене ГУМа вручали награду сильнейшему шахматисту минувшего года. Получив из рук главного редактора журнала «64-шахматное обозрение» статуэтку «Очарованного странника», Магнус в ответной речи упомянул число 67. Собравшиеся было подумали, что норвежский вундеркинд ошибся и перепутал название всемирно известного журнала.